10 июля 2015, 16:01
603

Братство кольца: Об экспедиции «Онежское кольцо», машинах и людях и том, что такое счастье

<p>С 20 по 27 июня состоялась внедорожная экспедиция "Онежское кольцо-2015", организованная командой "Авиатор".</p>

Жили здесь и до вас, будут жить и после вас.
Вокруг – мир. Можете не обращать на него внимания,
но вы – в нем, а он – в вас.
Джон Р.Р. Толкиен, «Властелин Колец»


Начало
- Опять приедешь и будешь говорить, что наша жизнь скучна и неправильна? – такова была реакция супруги, когда она узнала, что я вновь собираюсь отправиться в экспедицию «Онежское кольцо». – Может, на этот раз без таких разговоров? Пообещай.

Я согласно кивнул, понимая, что обещание свое не сдержу. Что поделать, воспоминания прошлого года еще свежи, а впереди вновь неделя дорог и испытаний, на фоне которых рабочие будни кажутся серыми и беспросветными. Нас ждало и манило большое приключение, о котором мы всегда мечтаем, но на которое почему-то никогда не решаемся.

Второй год подряд не решиться было нельзя. 1200 км вокруг второго по величине озера Европы – вроде не так много, но и немало, ведь большая часть этих километров – проселочные дороги и маленькие, затерянные лесные усы, которые дорогами язык назвать не поворачивается.

Позвали меня не просто покататься по Карелии, Вологодской и Ленинградской областям, а окунуться в самые дебри карельской глуши со всеми их опасностями и ловушками. Вручили ключи от боевой «Тойоты», снарядили женской командой поддержки и сказали: «Езжай! Теперь ты не журналист. Отвечаешь за лагерь!» Я и поехал: на машине, катере, гидроцикле.

Автор за рулем катера (права есть)

Пыль дорог
«Онежское кольцо» - формат экспедиции, который объединяет в себе спорт, экстрим с культурой и краеведением. Год назад было первое кольцо. Понравилось. В этом году продолжили. Общее у двух стартов – дух приключения. Ты одновременно борешься с невзгодами пути, которые обычно бывают в джип-турах, сам с собой (это бывает куда труднее, чем дорога), а заодно впитываешь большими глотками культуру и историю родного края.

- Проблемы и поломки – пыль дорог, главное, двигаться вперед, - все путешествие твердил наш рулевой и организатор всего этого безобразия, капитан команды «Авиатор» Сергей Кирилловский. – Если мы еще едем, значит, у нас все хорошо.

С таким девизом мы и прорывались вперед. Машины в карельском бездорожье хрустели, ломались и не хотели ехать.

В первые же дни на одной улетело сцепление, на другой кардан и рессоры, третья отказалась заводиться, четвертая грелась, как чайник. Ломались прицепы, трещали фаркопы, рвались шины.
Наши графики ломались. Наши планы менялись. Но мы не унывали, потому что в итоге все равно побывали везде, где хотели. А еще потому, что это и есть приключение, ведь когда все по плану, это уже что-то другое.

От Водлозера к бесам
На этот раз кольцо начали с Заонежья (год назад с Прионежья и Шелтозера). Фоймогуба, Яндомозеро, мыс Ажепнаволок, потом Медвежьегорск и мимо Повенца в старинную Пяльму. Далее поворот с главной трассы и совсем не онежский Водлозерский национальный парк. Так что кольцо получилось Онежско-Водлозерское. Ильинский погост, отзывчивые монахи, ручной конь. Катание на гидроцикле. Комариная стоянка в джунглях парка. Купание.

Потом прощание с Водлозером и дорога на Бесов Нос к петроглифам. На этот раз едем туда не на машинах, а на лодке местного Кузьмича Антона, точнее, лодье с пиратским именем «Черная жемчужина». Антон травит байки, мы любуемся тезкой лодьи – рекой Черная.

И вот они, петроглифы. Как и год назад, вокруг тишина, Онего спокойно здесь, как на поминках. Есть они все же тут, бесы. И только Антон что-то там рассказывал про свое житие-бытие. А живет он как раз на самом этом мысу, в своем доме, с женой и маленьким ребенком. Ему привычно. Это его земля.



Кони и люди
Не могу не сказать о наших железных лошадках и их всадниках. О нашем братстве. Машин было восемь, людей чуть больше 20. У всех джипов, как у людей, есть имена, так уж повелось. Все машины с историей, все словно викинги – в доспехах, со шрамами, многие давно уже без лака, но оттого невероятно брутальные.
«Додж РЭМ» – большой папа, который вез наш перевозной дом-склад, кемпер – специально подготовленный для бездорожья дом-прицеп, весь в железной броне.

За рулем Сергей Кирилловский, спокойный и вдумчивый. Кемпер – отдельная история. С дядей Сережей его семья – супруга Таня, вечный энергетик, сыновья Ваня и Степа. Парни выросли в трофи-рейдах, при виде детской кровати пугаются.

Две побитые в боях «Тойоты Лэнд Круйзер». Я ехал на Арабе, который в молодости действительно возил каких-то шейхов. Приборы на обеих машинах не работают: ни скорость узнать, ни запас топлива.

Как понять, что топливо кончается? – спрашиваю у Кирилловского.

Заглох, значит, кончилось, - без улыбки отвечает он.

«Гелик» Кульневых - «Мерседес Гелендваген», собранный специально для экспедиций. Этот верзила всегда в таких поездках. И всегда в лидерах. За рулем – дядя Вова – гуру карельского джиппинга и палочка-выручалочка многих (при нем всегда склад инструментов и болтов).

"Мерседес" Кульневых и организатор экспедиции и ее мотор Татьяна Кирилловская

Чемпионская питерская белая «Элька» - «Мицубиши L-200» Лосева и Зиновьева. С виду забавная каракатица с портретом этого чуда природы на крыше, но по факту реально убойная внедорожная зверина. Всегда и везде впереди. Многие подтвердят: «Приезжаешь взмыленный на финиш, весь в грязи, думаешь, что первый, ан нет – Лосев и Зиновьев уже палатки поставили, огурчики нарезают».

У Варваринской церкви в Яндомозере

«Ниссан Патрол», названный одним из имен Миледи – «Шарлотта Баксон» и ее водитель очаровательная Татьяна Бова с 3D-татуировкой медведя на плече. С ней в машине известный джипер Игорь Ковалев, человек, который сам как медведь на плече Тане: отбившись от своей команды, босиком простоял-просидел километров восемь на запаске нашего авто на дверце багажника. Мы ломали ветки, подпрыгивали на два метра, ныряли в лужи, бились об камни. А он сидел все это время на колесе.

- Закурить не найдется? – единственное, что сказал, когда слез. Крутой мужик!

Девушка с татуировкой медведя и ее медведь

Семья Поздняковых из Питера на заряженном «Мицубиши Паджеро Спорт» - единственные решились рвануть на Бесов Нос на машине. 16 километров, которые и пешком-то страшно топать. Рвали там сутки, пробились к петроглифам, а на следующий день победно с криком «А не спеши ты нас хоронить!» нагнали экспедицию.

На Бесов Нос!

Отец и сын Новицкие и их спутник Макарский (так уж прозвали за схожесть с актером и певцом) на старушке «Тойоте Лэнд Круйзер». Старушка-то старушка, но, как бы написали в объявлениях – гаражное хранение, один хозяин дедушка, состояние нового автомобиля. Так и есть.

Новицкие и Макарский

На четвертый день нагнал нас чемпион Гирваса, человек-путешествие Макс Васильченко, тоже на огромном «Додже РЭМ» с прицепом, в котором поселился квадроцикл.
Это и было наше братство кольца. Джиперы – удивительные люди, отточенные трудностями, созданные, как и их машины для передряг. С ними классно. Особенно здорово хоть на неделю стать одним из них.

Дороги и вода
Запомнилось в этой поездке многое. Впечатлил прорыв к одной из самых старинных церквей Заонежья – Варваринской 1650 года постройки. Стоит она в Яндомозере.

Дорог нет, шпаришь по буеракам, по траве с человека ростом, а внизу камни, коряги, лужи – лепота. Знай собирай глушители.

Запомнились водные пути. Мы спускались на плотах по бурной Тивдии, шли на катерах на Ильинский погост в Водлозере, на лодье – к Бесову Носу.

Впечатлила старинная деревня Пяльма и ее ангел-хранитель Петр Потышев.

Пяльма

Полный восторг от Водлозерского парка. Кстати, и о Пяльме, и о монахах Водлозера ждите отдельные материалы на нашем сайте. 

Много где были мы, много что видели. Уезжать не хотелось. Приключение получилось. На год хватит.

- И все же неправильно мы живем, не видим ничего вокруг, а жизнь-то вот она, рядом, там за поворотом, - мое тело уже сидит в кресле у себя дома, хотя сам я еще растягиваю лебедку, пытаясь прицепиться к сосне. – Бросить все и туда…
- Начинается…– только и сказала супруга.

Фото автора и Татьяны Чаплыгиной

Евгений Белянчиков's picture
Автор:

В школе любил писать сочинения и не смог избавиться от этой гнусной привычки. Главным в своей жизни считает семью и увлечения. Придерживается позиции, что нужно хорошо трудиться, чтобы хорошо отдыхать, а не наоборот.