04 апреля 2014, 15:58

«Народ осиротел!» Так закончил выпуск новостей журналист

«Народ осиротел!» Так закончил выпуск новостей журналист

Круглая дата. 4 апреля 1994 года многие плакали. Не только в Карелии, но во всей стране. На канале Центрального телевидения вышла последняя серия многосерийного кинофильма (так раньше называли мыльные оперы) «Просто Мария». Да, конец 80-х годов был ознаменован тем, что наши телезрители познакомились с новым жанром — бразильские и мексиканские бесконечные новеллы. По вечерам на кухнях подгорали котлеты. Можно было принести двойку, которая (если доживет непроверенной до вечера) оставалась незамеченной мамой. Женщины годами не ходили никуда по вечерам. Караулили у телевизора новую серию. В больницы без переносного телевизора не ложились. Вот что такое сила иноземного искусства.

Но и у бесконечного счастья бывает конец. Сериал, впервые вышедший на экраны в 1989 году, завершил свой триумфальный путь. В нем блистала Виктория Руффо. Женщины, которые нравились корреспонденту Александру Колобову, явно были к ней неравнодушны. Иначе отчего бы ему пришла в голову идея помянуть окончание сериала прямо в выпуске карельских новостей?

Что могло нас порадовать в те нищенские времена? Телевизор с мыльной оперой. И сама — мыльная. То есть баня. Баня на Красной и тогда, и сейчас пользовалась особой популярностью. Однако, как все предприятия в то время, она терпела убытки. Билет в баню стоил 300 рублей! А себестоимость помывки с парком и веничком, если посчитать, составляла уже 2 тысячи. Мэрия компенсировала для пожилых людей расходы. Но руководители бани понимали, что долго так продолжаться не может. Потому что понятие «рыночная экономика» уже прочно вошло в наше тогда еще советское сознание. И они решили открыть при бане сауну повышенной комфортности. Чтобы богатые покрывали убытки. И правильно сделали! Спасибо им за это решение — баню удалось сохранить, и она радует нас до сих пор. В отличие от телевизора.

Не хотите посчитать, сколько месяцев нужно было проучиться в профтехучилище, получая стипендию, чтобы помыться в бане за 300 рублей? Не поверите: шесть месяцев кряду. Полгода. Просто учиться — не пить, не есть, не покупать мыло и носки. И копить стипендию. Которая у некоторых учащихся тогда составляла 46 рублей в месяц. И все равно не хватило бы 24 рублей на билет. Но их можно было занять. До следующей стипендии.
Когда смотришь на следующий репортаж — слезы наворачиваются на глаза. Невозможно сейчас поверить, что в нашей щедрой, богатой, огромной стране в те времена было такое отношение к профтехобразованию. К совсем еще молодым людям. К их родителям. Понятно становится, почему сегодня у нас появилось целое поколение тех, кто не хочет — просто неспособен работать. Работать хорошо. На совесть. Видимо, потому что по отношению к ним в свое время государство поступило бессовестно.

Таким было 4 апреля ровно 20 лет назад. Отматывайте ленту памяти, вытащите из закромов разума — а что вы делали в этот день в 1994 году?

 

Обсудить
22986