10 октября 2013, 10:00

Пепел факела стучит в моём сердце

Пепел факела стучит в моём сердце

Мой папа всегда был в форме. В том смысле, что подтянутый и спортивный. При этом он не увлекался ни одним видом спорта. Просто делал все вохотку — бегал на лыжах зимой, играл в бадминтон летом. И ни разу не смотрел по телевизору соревнования. Помню, крайне удивился, когда узнал, что мы с бабушкой болеем за наш хоккей, а также за Роднину на Олимпиаде.

Церемонию наших Игр мы тоже с бабушкой смотрели. Мишка улетал, я ревела, и мне было стыдно. Потом выяснилось, что ревела вся страна. В едином порыве. Правда, тогда же выяснилось, что Олимпиада была так себе — 65 стран бойкотировали… Но тогда мы же не знали об этом.

В будущем году у нас снова пройдет Олимпиада. Минуло 34 года, мы дождались. И снова ревем в едином порыве. Только уже по-другому. Мы делаем это буйно и злобно, не от радости и гордости. Мы негодуем. Мы против. И теперь мы многое знаем. Знаем, сколько было запланировано денег потратить, и сколько ушло на самом деле. И это настолько несоизмеримо больше, что даже привычный ко всему Путин крякнул, дескать: ну меру же надо знать, вы там совсем что ли. Мы знаем, как это все строилось, чьими силами и кто там загибался на вредных стройках. Мы знаем, как расселяли местных жителей, срывали с насиженных мест. Знаем, что теперь эти огромные штуковины будут пустовать, потому что такой объем желающих заняться спортом не наскребется по всей стране. Знаем, сколько это будет в детских садах и стадионах, если перевести эти суммы в них — можно было в каждом российском городе раз и навсегда закрыть эти проблемы. Знаем, что на соревнования выставить почти и некого — уровень подготовки российских спортсменов упал. Мы не знаем одного — что теперь нам с этим делать? Чем гордиться?

И вот тут каждое лыко, как говорится, нам в строку. Мы должны были сплотиться (по мысли руководства страны, Олимпиада должна была стать национальной идеей, которая бы объединила), но мы ополчились против. И во всем ищем подвох, изъян и происки. К сожалению, находим. Бежать далеко не надо. Олимпийский огонь гаснет уже в который раз (не буду писать — в какой. Когда статья выйдет, цифра может измениться). Сколько крику, сколько яду. Всей этой человеческой химией можно залить все факелы одновременно, и еще останется. У всех на устах: «а мы же говорили, мы же сразу предупреждали!» И радость от того, что да — справедливость восторжествовала. Вот мы критиковали подготовку к Олимпиаде — и сбывается. Даже на подступах к Играм ясно — они провалились.

Меня это очень удивляет и беспокоит. Мне это очень жаль. Я сознательно не смотрю и не читаю сейчас ура-патриотические вещи — выступления прославленных спортсменов, олимпийских чемпионов… Что они могут сказать? Только выразить надежду и пожелать удачи. А смотреть на них — горько. Люди, большой ценой заслужившие эти победы — не только свои, но и всей страны — люди, прославившие Родину — сейчас им должно быть очень грустно. Перед ними я испытываю чувство неловкости за всех нас. Потому что мощное, красивое, великое мероприятие, которое будет проходить на нашей земле, у нашего же народа вызывает лишь отторжение, ерничанье и злорадство. Огонь горит и гаснет, а «пепел Клааса стучит в моем сердце»…

А что, разве факелы гаснут только у нас? Что называется, если погуглить — в разные эпохи, в разных странах такое случалось. Или ветер, или злой рок, или активисты старались, яйцами закидывали — везде по своим причинам. То, что факел тухнет, не несет никакой смысловой нагрузки, кроме той, что, видимо, сконструирован он так себе. Ну что ж… хотелось бы, чтобы проверили организацию, которая, как пишут, более двухсот миллионов рублей получила за изготовление этих плохо горящих устройств. В количестве 16 тысяч экземпляров. Но эти проверки — дело будущего. Стройки олимпийские — дело прошлого. Дел будет много, если дадут следственного комитету развернутся. И я сейчас о другом. О настоящем.

Думаю, что все эту кутерьму в Олимпиадой затеяли, чтобы пробудить в нас добрые чувства — со знаком плюс во всяком случае. Патриотизма, признательности, гордости. Но сделали все настолько тяп-ляп, как сейчас принято у нашей власти, столько при этом ошибок накрутили и столько в карманы уложили, что вызвали совершенно обратный эффект. А вот глумиться над этим — разве выход? Все плохое, что могло произойти на подготовке к Олимпиаде, оно уже произошло. Даже факелами на интернет-аукционах загодя начали торговать. Говорят, первым додумался 15-летний малец. При себестоимости факела 12 с небольшим тысяч рублей, можно выручить за него в десять раз больше. Просто не ожидала такого поворота событий от тех, кто патриотично рвался пронести Олимпийский огонь в своем крае…

Сейчас мне скажут: а люди поступили именно так, как власти с ними поступили. Если весь пафос мероприятия — фикция, мы тоже будем торговать совестью. Если чиновники нагрелись на мероприятии — и мы нагреемся. Замкнутый круг… Они что — сами по себе такие? Да, хамы, да, неучи, да, высокомерные лицемеры с непомерными амбициями — мы это все знаем. Но воспитываем в какой-то степени их тоже мы — хотя бы тем, что не протестуем против их поведения. Мы способствуем их возникновению на тронах (кто-то не ходит на выборы, кто-то голосует за них). Депутат Госдумы Исаев с помощником недавно устроили скандал в самолете. А может, если бы не было этого нашего «Тагииил!» и прочего — может, и постеснялись бы? Если бы все мы — общество — вели себя по-другому? Если бы твердо знали товарищи депутаты, что за «Тагил» у нас не оборжут на ТНТ, а проклянут на веки вечные, и руки никто не подаст никогда. В какой-то степени — они лишь часть нас, отражение того, что происходит у нас, у людей. Мы почитали про скандал с депутатом в аэропорту и… позлорадствовали. Как будто никто из обычных жителей России в подобном замечен не был.

Вот голландские стражи порядка ворвались к дипломату Бородину, уже отосланы ноты протеста, разразился дипломатический скандал. Разве кто-то из нас подумал, что товарищ Бородин ни в чем не виноват? Нет, все, слышавшие эту новость, решили, что — да, был грех, только мы никогда об этом не узнаем наверняка — был ли он пьян и как вел себя дома с малолетними детьми, раз уж его соседям пришлось вызывать полицию. Мы позлорадствовали. Дескать, и дипломаты тоже плачут. Не все им сыр да масло, да тюльпаны голландские в петлицу.

Вот сидят сейчас чиновники, ладошки потирают, считая откаты от олимпийских строек — это не потому ли, что вся страна, все общество в свое время стремилось слямзить отовсюду — где что плохо лежит? Нас так и называли — «несуны». Мы все выкованы своим прошлым. Просто в верхи пробрались самые подкованные из нас. Возможно, если дела следкома дойдут до судов, эти чиновники начнут валиться один за другим. А мы будем злорадствовать. Я за то, чтобы зло было наказано. Чтобы это было сделано справедливо. Но я против злорадства. Не конструктивно. Если уж чиновники берут с нас пример, позволяют себе все то, что мы позволяем — остается один выход. Подавать им пример хороший, а не плохой. На кого им и равняться-то, как не на народ? Сейчас мне скажут, что рыба гниет с головы. Верно! Но чтобы ткнуть эту рыбу в ее вонючую голову, всегда лучше самому иметь чистые руки и совесть. Чтобы обраточка не прилетела.

22 октября Олимпийский огонь прибудет и в Карелию. Хотелось бы, чтобы наши справились достойно. Но если кто-то споткнется, выронит, погасит… что ж — давайте ему посочувствуем. Только представьте, что будет творится в душе у человека: ему доверили такой важный момент, а он оплошал. Не нужно злорадствовать. Ведь это же — наш человек. Один из нас.

Обсудить
19701