19 марта 2014, 11:58

Капитальная любовь

Капитальная любовь

Яна Жемойтелите – писатель, переводчик, драматург, некогда редактор журнала «Север», сейчас – председатель общества карельских молодых писателей «Северное сияние». В Петрозаводске Яну знают также как человека, постоянно стремящегося выйти за границы предлагаемых обстоятельств. Проза у Яны, даже лирическая, нисколько не похожа на «женскую». Выступая блогером в разных изданиях, она неизменно вызывает споры среди читателей парадоксальными высказываниями. С товарищами по взглядам на литературу она идет против современных веяний в литературе, провозглашая собственные манифесты искусства. Стоит ли удивляться, что кумиром своей юности Яна Жемойтелите называет Карла Маркса.

Фото: Михаил Никитин

Фото: Михаил Никитин

— Карл Маркс – один из первых людей на орбите моей жизни. Сперва он был в виде памятника в сквере возле остановки на площади Кирова. Мы там гуляли с бабушкой, и она рассказала мне, что это друзья – Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Папа мой был тогда завкафедрой философии Пединститута, вдобавок друг у него был, которого звали Энгельс. Однажды, когда мне было всего три года, в дверь позвонили. Бабушка сказала: «Наверное, дядя Энгельс пришел», а я спросила: «И Карл Маркс с ним?» Этот случай только доказывает, что смерть – чисто гипотетическое понятие. Давно ушедшие люди иногда продолжают влиять на нас гораздо больше живых. Кстати, я совсем недавно узнала, что папа мой считался диссидентом. То есть инакомыслящим, но — внутри марксизма. Он полагал, что социализм у нас развивается не по Марксу… Скорее всего он был прав, хотя точно я уже не узнаю, что он имел в виду.

Untitled-2

— Изучение трудов Маркса в те времена поощрялось, и постепенно Карл Маркс стал меня чем-то вроде небесного отца. В эпоху социализма таким отцом небесным для кого-то был Ленин, для кого-то так и оставался Господь, а вот я строила свою жизнь, ориентируясь на Маркса. Кстати, Маркс – весьма харизматичный мужчина в отличие от Ленина. И он разрушил мне личную жизнь. Попробуйте прийти на свидание и начать говорить о Карле Марксе. Объект вашей страсти тут же испарится. Во-первых, потому, что почти наверняка не сможет поддержать разговор. Ну и, даже неосознанно, поймет, что не выдерживает конкуренции.

2

— Маркс, в отличие от Ленина, действительно был великий философ. Он открыл социальное движение материи, в котором все мы участвуем. Он создал портрет человека в конкретно-исторической ситуации… В некоторых моментах, правда, тянул одеяло на себя, например, полагал, что совесть – классовое понятие, что у буржуа одна совесть, а у пролетария другая… В этом я с ним категорически не согласна, но ведь любой мыслитель склонен перегибать палку в пользу своей теории. К примеру, читаешь Макса Вебера и вслед за автором проникаешься убеждением, что рождению и развитию капитализма способствует не классовая борьба, а протестантская этика, в которой скупердяйство возведено в ранг добродетели. Именно скупердяйство служит первоначальному накоплению капитала. И кто же прав? Что касается скупердяйства, то в России эта черта характера изначально считалась отрицательной, и первоначальные капиталы у нас в конце ХХ века наживались известно как. Вообще, я затрудняюсь с определением общественно-экономической формации, в которой мы все оказались. Не классический это капитализм.

Фото: Михаил Никитин

Фото: Михаил Никитин

— В связи с крахом коммунизма Маркс подвергся остракизму, однако благополучно пережил изгнание и вновь занял достойное место в ряду великих мыслителей. Собственно, отрицались не его идеи, а те догмы, в которые их превратили деятели коммунистического движения в ХХ веке.

— Я и теперь иногда ловлю себя на том, что мыслю в русле социального движения материи в каких-то абсолютно житейских ситуациях. Например, хочу купить билет на поезд. Раскуплены места в плацкарте и в мягких вагонах. А в купе – билетов навалом. Рядовой гражданин наверняка плюнет и уйдет, а я стою у табло и размышляю об отсутствии в стране среднего класса. В студенческой юности я и учиться себя заставляла, ссылаясь на Маркса. Что значит, лень писать конспект? Маркс наверняка никогда не говорил, что ему лень. Надо писать, значит, садись и пиши. Я и сейчас никогда не ищу отговорок типа «мне некогда».

— В литературу, кстати, мне выписал пропуск тоже Карл Маркс. Я работала лаборантом на кафедре философии. Хотела всерьез заниматься философией и еще – литературой. А на стене надо мной как раз висел портрет Карла Маркса. И вот однажды при сильном хлопке двери он обрушился прямо мне на голову. На следующий день я написала свой первый рассказ «Последний аргумент марксизма», и его опубликовали в газете «Комсомолец»! С тех пор пишу каждый день, а если вдруг подкрадывается неохота, одергиваю себя: что значит неохота? Надо писать, значит, садись и пиши!

Фото: Михаил Никитин

Фото: Михаил Никитин

— Философскую аспирантуру я все-таки тоже окончила, правда, по специальности «Эстетика». Случилось это через 22 года после окончания университета, а на подготовку к вступительным экзаменам было всего 10 дней. И я все вспомнила, вот как хорошо в свое время обучил меня Карл Маркс.

— Сегодня ночью, размышляя о кумире моей юности, я подумала, что это была любовь. Я ведь многих забыла. А вот Маркса до сих пор помню… Утром, когда я пришла в библиотеку, в вестибюле на столе среди книг, которые можно свободно брать себе, красовался «Капитал» в солидном переплете. И тогда я поняла, что контакт установлен и что Маркс вышел на связь.

Фото: Михаил Никитин

Фото: Михаил Никитин

Благодарим за помощь в подготовке материала Музыкальный театр Карелии и студию ФотоФиш.

Обсудить
19508