21 октября 2015, 16:10
3126

Марат, позвони! Петрозаводчанка, которой изменял парень, готова его простить

<p>Неужели среди мужчин и вправду не осталось никого кроме женатиков, бабников и алкашей?</p>

В Петрозаводск я можно сказать сбежала. От безысходности отношений, которые длились почти долгих три года. На третьем курсе к нам пришел новый преподаватель, непримечательный, мешковато одетый очкарик, но у меня голову снесло после первой его лекции. То, что он был женат, меня нисколько не смутило. Меня переполняла собственная влюбленность. Мне хотелось быть с ним, говорить с ним… Не сразу, но на мои чувства он ответил. Это было прекрасно, и романтика, и тайна… Вчера я провела с ним ночь, а утром в аудитории делаем вид, что мы просто студент и педагог.

Но рано или поздно женщине становится мало того, что есть. На том наши прекрасные отношения и стали рушиться. Он из семьи уходить не хотел, а я с его семьей мириться больше не могла. Мы расставались, потом я снова искала с ним встречи, восстанавливали отношения и снова расставались. Однажды в торговом центре я встретила его с беременной женой.

Это было уже выше моих сил. Я даже написала анонимку в деканат, что мол, такой-то занимается сексом со своими студентами. Слава богу, так и не отправила.

Подруга, с которой мы вместе закончили институт, сразу уехала в Птз – здесь у нее была тетя, которая помогла ей устроиться на неплохое место. Она была одна из немногих, кто была в курсе моего романа, и видя, как развиваются события, позвала меня переехать в Карелию. Ничего меня не держало в том городе, кроме этих больных отношений – работу после института я так и не нашла. И я решилась.

Здесь меня взяли в ту же контору, где работала и моя подруга. Я погрузилась в работу, хотелось доказать, что меня взяли не зря. Потом рабочий раж поутих, все вошло в какое-то стабильное русло… Я успокоилась, поняла, что осела, перестала волноваться, чем платить за съемную квартиру. Стала отвечать на заинтересованные мужские взгляды - правда обязательно поглядывая на безымянный палец правой руки ухажеров.

Мой главный на тот момент жизненный урок состоял в том, что – никаких женатиков. От них я шарахалась как от чумы. А вдохновенные слова: «Да, женат, но скоро разведусь» вели к тому, что я тянулась за пистолетом. Слава богу, у меня его не было.

Новогодний корпоратив мы отмечали во «Фрегате». В соседнем зале праздновала другая контора. Все вместе курили на крылечке. Так я познакомилась с Маратом, невысоким худощавым юристом. В отличие от моего «профессора» он меня сразу не увлек. В ту предновогоднюю ночь он угостил меня шампанским, смешил какими-то байками – честно говоря, я даже не помню, были ли они смешными, или это просто был алкоголь и мое настроение… Зато помню, что потребовала у него паспорт и убедилась, что в нем нет штампа о браке (вот стыдоба!). Но после этого дала ему номер моего телефона и… понеслось.

В общем-то, оглядываясь сейчас, я понимаю, что в его ухаживаниях не было ничего такого, что может вознести мужчину на немыслимый пьедестал. Главное его качество состояло в том, что он умеет чувствовать женщину. Не потакать и не подавлять, а понимать настроение, желания. Ни разу он не казался мне снисходительным, ни разу, ка как это бывает с мужчинами, не отмахивался, «мол не втягивай меня, это твои дела». Ему и вправду было интересно вникать в каждую мелочь, которая казалась мне важной. Слушал, советовал, разбирался.

Ему не в тягость было делать со мной шоппинг, он не сидел в кафе с пивом, не торчал с унылым лицом у примерочной, а сам мне предлагал какие-то варианты, давал дельные советы по тому, как идет мне тот или иной наряд. Он поименно знал всех моих коллег и разбирал со мной по вечерам наши цеховые дрязги. Его спокойный рассудительный взгляд на вещи помог мне наладить отношения с коллегой, из-за которой я собиралась увольняться!

Мы быстро сблизились. Он умел слышать и слушать, поэтому у него не возникало вопросов, что мне подарить так, чтобы меня это по-настоящему обрадовало. Однажды на Винтажном цехе я присмотрела милый авторский рюкзачок, поцокала и отошла – мне кажется, Марата даже не было рядом. А через неделю я нашла его в своем комоде. Да еще с лавандовой отдушкой для вещей, которую я просто обожаю. При этом он не был подкаблучником, мягко, но доходчиво умел сказать «нет», тонко и необидно давал понять, если у него есть свои дела. Уважал мое желание иногда покапризничать и закрыться, уважал и свою территорию, на которой хотел побыть один. И если мужчина умеет так понимать женщину, то догадываетесь, наверное, насколько все замечательно у нас было и в сексе. И в общем через пару месяцев я и сама не заметила, как эти сети меня затянули не на шутку.

Встречались мы только у меня дома: когда-то Марат купил квартиру маме на одной с ним лестничной площадке, и я не хотела бывать у него. Меня угнетала мысль, что в самый неподходящий момент мама может заглянуть проведать сына. Марат как-то предложил познакомить нас, я обрадовалась, но я отложила - хотела предстать перед его мамой в качестве невесты, а не просто спутницы. А для этого, как мне казалось, должно пройти чуть больше времени.

Стремительность нашего романа иногда пугала меня. Иногда, в ночи, я думала, отчего такой удивительный мужчина был один. Почему повезло именно мне?
Ответ появился позже.

У мамы Марата было хроническое заболевание, которое время от времени обострялось и за ней нужен был уход. В эти несколько дней Марат жил у мамы безвылазно. Он меня всегда предупреждал об этом, просил не звонить – чтобы не тревожить ее звонком. «Пиши смс-ки, может не сразу, но отвечу». Как-то раз он вот так к ней уехал, а на меня накатила такая тоска! Погода стояла – как сейчас, злобная холодная осень. Темень. Первый день я еще грелась чаем с бальзамом, на второй написала ему: «Я так соскучилась!». И вдруг сразу получила ответ: «Приезжай». Уточнила номер квартиры, в считанные минуты привела себя в порядок – может, подумала я, маме лучше - и пусть так внезапно, но настал час нашего знакомства? Взяла такси, приехала. Побоялась звонить, долго стучала. Открыл Марат. Я так волновалась, что гораздо позднее поняла его взгляд, такой странный…

В прихожей сильно пахло женскими духами. Я ведь говорила, что Марат хорошо чувствует женщин? Он понял мой немой вопрос:
- Маму только что увезли в больницу, и кто этим врачам разрешает так нещадно использовать парфюм? Не волнуйся, маме просто нужна капельница, которую дома не поставить, и нужно понаблюдать, как будет действовать новое лекарство.

Я даже немного расслабилась: знакомства не будет. Мы выпили на кухне чаю и поехали ко мне.


Дальше все шло своим чередом, пока через пару месяцев после этой истории ко мне в «Парижанке» не подсела крупная темноволосая женщина, обратилась по имени. Удивление буквально через секунду сменилось совсем другими чувствами: от нее пахло теми же духами, что тогда в прихожей у мамы Марата. Сладкий, ядовитый вкус.

Заказанный мной чай с имбирем быстро стал неактуальным. Мы просидели два часа. Раза три я заказывала коньяк. Моей гостьей за столиком оказалась Тамара – бывшая жена Марата. Это она мне прислала тогда смс: «приезжай», пока бывший супруг бегал в магазин, а телефон забыл дома. Хотела мне открыть глаза, что мой возлюбленный элементарный бабник. Только долго я ехала, он успел ее выпроводить.

Мама его действительно прибаливала, но не больше, чем обычные пенсионеры. И давно уже живет за городом. Его «уход» за ней был не больше, чем прикрытием загулов с женщинами.

Свою квартиру он сдает, а мамину использует для встреч. Из-за его похождений Тамара с ним и развелась, но время от времени встречается, так как любовник он прекрасный…

Вот уже год прошел с того нашего разговора. В это кафе я больше не хожу – физически не могу там находиться. Первые месяцы была в страшной депрессии, потом успокоилась. Сейчас встречаюсь с коллегой, хороший парень. Но никакой.

Казалось бы, жизнь мне дала мне второй урок – никаких бабников. Но я все чаще вспоминаю Тамару. И думаю, позови меня Марат, не сорвусь ли я с места? Так хочется быть женщиной, которую чувствуют. Хотя бы на время. Даже ценой того, что ты не единственная. Видимо, у некоторых мужчин есть волшебный дар понимать женщин и, похоже, им жаль его тратить лишь на одну. Мне тяжело от мысли, что я жду от него: «Приезжай».

Признаваться в этом стыдно даже самой себе. Но я как-то заикнулась об этом своей подруге, она отреагировала философски: «В этом саду не червивых яблок не осталось. Хочешь конечно, поищи еще. Женатый у тебя был, бабник был, бог любит троицу. Следующим уроком жизни будет алкаш. Других нет».

От ее слов хочется тянуться за пистолетом. Слава богу, у меня его нет.
Но неужели она права?

Светлана Л.