30 июня 2015, 09:00

«Ну, подумаешь, что меня звали Кремень». Откровенное интервью Геннадия Боднарчука

<p>Председатель Петросовета о себе, отношениях с правительством, проблемах с мэром, мужских заимках и о том, как встретить старость.</p>

Еще недавно Геннадий Боднарчук для большинства петрозаводчан был одним из тридцати депутатов Петросовета. Яркие запоминающиеся выступления, скандалы, эпатаж, - все это обходило Боднарчука стороной. Как бурная река, попадая на равнинную плоскость, усмиряет свой нрав, так и политические баталии, будоражащие карельскую общественность, казалось, разворачивались вдали от внешне спокойного, немногословного и порой даже слишком сдержанного депутата.

Неожиданный арест председателя Петросовета Олега Фокина все резко изменил. Геннадию Боднарчуку удалось не только с первой попытки возглавить горсовет, но и оперативно воплотить в жизнь давнюю мечту карельских губернаторов эпохи укрепления «вертикали власти» – отменить всенародные выборы мэры карельской столицы.

Что же скрывается за образом застегнутого на все пуговицы депутата-«единоросса»? Условием нашего интервью было то, что Геннадий Боднарчук обещал ответить на любые вопросы.

- Геннадий Павлович, почему вдруг вы решили в 2011 году участвовать в выборах депутатов Петросовета?
- До выборов я несколько лет активно занимался партийной деятельностью в петрозаводском отделении «Единой России», членом которой я являюсь с 2009 года. Решение баллотироваться для меня не было чем-то спонтанным. Это было естественное продолжение партийной и общественной деятельности.

- В Петросовете вы работаете на неосвобожденной основе, то есть зарплаты не получаете. Для многих является секретом, на какие доходы вы живете? В открытых данным мне удалось обнаружить, что до выборов 2011 года вы трудились в ООО «АТП-2» - на предприятии, связанном с бизнесом автоперевозок.
- Да, я занимал должность заместителя директора компании «АТП-2». Но после избрания депутатом Петросовета я написал заявление и уволился по личным мотивам. Больше в предприятиях, имеющих отношение к общественному транспорту, я не работал. К тому времени мне поступило другое предложение. Я перешел в ООО «ДЭУ-М», где тоже работал в должности заместителя директора. Компания занималась автозапчастями, моечными комплексами, всем тем, что связано с автомобилями.

- А сейчас вы где работаете?
- Я являюсь собственником помещения, которое сдаю в аренду. Мне не хотелось бы менять сферу деятельности, меня устраивают те доходы, которые у меня есть.

- Почему не переходите на освобожденную основу?
- Это будет меня ограничивать. Помимо того, что у меня в собственности есть помещение, я рассматриваю и другие направления бизнеса, в которых собираюсь принимать участие, либо принимаю участие.

- И что это за бизнес?
- Он никак не связан с муниципальной собственностью, с автотранспортом. Это и строительство, и общественное питание.

- Ваше участие - чисто финансовое или вы занимаетесь управлением компаний?
- Из-за дефицита времени мне тяжело сейчас заниматься управлением, так что в основном ограничиваюсь финансовым участием, работаю с банками, подбираю компаньонов.

- Насколько я знаю, у вас незаконченное высшее образование. Почему вы недоучились?
- В начале 90-х годов я перевелся в петрозаводский пединститут из Благовещенска, где тоже учился в педагогическом институте на факультете физического воспитания и спорта. Отец у меня – военный, я родился в поселке Хийтола Лахденпохского района, но, когда мне было два года, родители переехали в Германию, а потом отца перевели на Дальний Восток, где мы сменили несколько гарнизонов. Когда я уже учился в Благовещенске, отец закончил службу, и родители перебрались в Карелию поближе к родственникам. Мне было 18 лет и, учитывая расстояние между Карелией и Дальним Востоком, родители настояли на моем переводе.

На третьем курсе я получил серьезную травму. Продолжать обучение, во всяком случае, на физвосе, было бессмысленно. Началась перестройка, время было тревожное, страна разваливалась, надо было зарабатывать деньги. Я начал заниматься бизнесом, связанным с торгово-закупочной деятельностью.
Диплом о высшем образовании надеюсь получить в следующем году. Я заканчиваю юридический факультет института международного права и экономики имени Грибоедова.

- В интернете «бродит» информация о том, что некий Геннадий Боднарчук по кличке Кремень в начале 90-х состоял в ОПГ «Москвичи». Эта история про вас?
- Ни в каких организованных преступных группах я точно не состоял.

- Но Кремнем вас называли? Кто-то из друзей, знакомых, вам об этом известно? Или нет?
- Было такое дело.

- А почему именно Кремень? Вы человек жесткий, твердый?
- Окружению, наверное, лучше видно. Это прозвище со школы. Я не задавался этим вопросом. Но не хорьком же. Помните цитату из фильма «Обыкновенное чудо», когда Леонов говорит: Ну, подумаешь медведь, все-таки не хорек, – рассмеялся Геннадий Боднарчук.

- Ваши коллеги по депутатскому корпусу утверждают, что вы входите в близкое окружение главы РК Александра Худилайнена, часто общаетесь с членами правительства, регулярно проводите консультации на Ленина, 19. Это так? Вы себя ассоциируете с командой нынешнего губернатора?
- Я полностью разделяю политику нынешнего губернатора. Я не могу сказать, что являюсь членом его команды, так как команду формирует сам губернатор. Но то, что Александр Петрович выбрал четкий вектор развития республики, в этом сомнений у меня нет никаких. Мы сейчас сами видим, что приходят инвесторы. На Карелию обратили внимание на федеральном уровне. Многие еще недооценивают значимость принятия федеральной целевой программы. Принятие программы говорит о том, что и международный бизнес, и российский обратит пристальное внимание на Карелию.

- Ваша позиция всегда совпадает с позицией правительства республики?
- Не всегда. Но для того, чтобы понять, насколько глобальны разногласия, проблемы нужно обсуждать. То, что мы доказываем свою позицию и слушаем мнение правительства Карелии, - это однозначно. Но в любом случае мы принимаем решение на сессии. Нет никакого прямого давления, либо продавливания своих интересов через городской совет.

- Как вы думаете, почему не сложились отношения между Александром Худилайненом и мэром Петрозаводска Галиной Ширшиной?
- Александр Петрович – человек конструктивный, он человек диалога. Он точно не будет руководствоваться личной неприязнью, если это будет вредить делу. Я считаю, что проблемы возникли из-за куратора Ширшиной – Василия Попова. Это мое четкое убеждение. Я думаю, что власти Республики Карелия не желают вдаваться в какие-то кулуарные переговоры с человеком, который был осужден за вымогательство. А мэр у нас – не самостоятелен. И это главная причина.

- Как у вас складываются отношения с Галиной Ширшиной?
- После моего избрания председателем городского совета Галина Игоревна сказала, что для нее городского совета теперь не существует.

- Петросовет попытается в ближайшее время поставить Ширшиной еще один «неуд», запустив тем самым процедуру отзыва мэра?
- По Уставу Петрозаводска, оценку мэру депутаты могут поставить один раз в год. Сейчас нужно понаблюдать, что будет делать мэр. Если мэр будет пытаться исправить положение в городе, тогда у депутатов Петросовета не будет претензий. Помимо двух «неудов» существует еще одна процедура удаление мэра – удаление за бездействие. Такое решение принимается на сессии горсовета.

- Вы активно выступили за замену всенародно избранного мэра на сити-менеджера. А вы сами согласились бы стать сити-менеджером?
- Нет, я бы не согласился. На этой должности должен быть профессионал, который четко понимает, что делать. Я не готов это тяжкое бремя на свои плечи взваливать.

- В следующих выборах в Петросовет будете участвовать?
- Рано прогнозировать.

- Геннадий Павлович, какое место занимает семья в вашей жизни?
- Я считаю, что семья для любого мужчины – базисная ценность, это тыл, куда можно всегда прийти.

- И много времени вы проводите в тылу?
- Я довольно домашний человек и свободное время предпочитаю проводить с семьей. У меня трое детей. Старший сын в этом году закончил горный университет в Санкт-Петербурге. Младшие – двойняшки сын и дочка - в этом году пойдут в школу, причем в финно-угорскую, им вепсский язык понравился, они его изучают. Я, откровенно говоря, был очень удивлен.

- У вас, судя по декларации, есть солидный земельный участок. Вы там дом строите?
- У меня есть гектар земли в долевой собственности, расположенный недалеко от Поросозера в Суоярвском районе. Это охотничьи угодья, там нет ни электричества, ни воды, стоит избушка, баня и все. Я занимаюсь охотой, рыбалкой. Отдыхать там здорово.

- Семью возите в охотничий домик или это мужская забава?
- Это мужская заимка. Они ни разу там не были, но просятся. Я думаю, что в ближайшее время, когда не будет сезона охоты, я все же съезжу туда с семьей.

- А дача есть?
- Пытаюсь строить дом в коттеджном поселке Сосновый бор на Онего, но постоянно жить мы планируем все-таки в Петрозаводске. Супруга не хочет окончательно переезжать за город.

- Чем жена занимается?
- Воспитанием детей, она у меня не работает.

- Это вы настояли?
- Нет, я ее никак не ограничиваю, просто у нее времени хватает только на детей и семью. Совмещать тяжело, поэтому дома сидит.

- Есть у вас цель, мечта, сильное желание, которое пока не осуществилось?
- Хочу построить центр притяжения – добротный дом. Хороший дом, хорошая семья, что еще нужно мужчине, чтобы встретить старость, - несерьезность последней фразы тут же «выдала» легкомысленная улыбка моего собеседника, который явно о старости пока не задумывается.

Обсудить
65626