17 января 2011, 12:45
102
Автор: Ольга Малышева

Страна людиков

- Какое интересное слово – «людики». Это что, маленькие люди? - Это малочисленная, но очень интересная и своеобразная группа карельского народа, - объясняет Денис Кузнецов, заместитель директора Карельского государственного краеведческого музея. В

- Какое интересное  слово – «людики». Это что, маленькие люди? - удивлялись приезжие туристы, заглянувшие на только что открывшуюся в медиа-центре «Vыход» выставку молодых художников «Путешествие в страну людиков».

- Это малочисленная, но очень интересная и своеобразная группа карельского народа, - объяснял Денис Кузнецов, заместитель директора Карельского государственного краеведческого музея. В течение этого года он вместе со своими единомышленниками, в том числе и с молодыми художниками, открывает всем нам «Страну людиков».

- Денис, а почему вы взялись за изучение людиков? Вы имеете к ним отношение?
- Мои собственные корни – севернорусские. А особый интерес к людикам возник примерно год назад, когда ко мне обратилась Ольга Леонидовна Локтева, директор Музея Кондопожского края, с предложением сделать экспозицию, посвященную традиционной крестьянской культуре XIX – начала XX  века.

Я начал знакомиться с коллекциями музея. Выяснилось, что в нем есть хорошие экспонаты, например, прялки, орудия промыслов, вышивка, костюмы, ткацкий станок. Однако немалая часть этих предметов досталась Музею Кондопожского края от общественного музея, на основе которого он был создан, и информация о них очень скудная - часто неизвестно, из каких деревень эти вещи, кто их изготовил и ими пользовался, какова их этническая принадлежность. Это можно установить по формальным признакам, например, по характеру резьбы на прялке или по крою одежды, но для этого необходима большая и длительная работа.

Возник и другой вопрос: в чем особенности традиционной культуры, бытовавшей на территории современного Кондопожского района? Кондопога – типичный индустриальный, многонациональный город, во внешнем облике которого почти не отражены исконные особенности места. А вот в западной части района живут карелы – людики. Они малочисленны. По данным финских исследователей, их всего около пяти тысяч и только тысяча из них говорит на родном людиковском наречии. В отличие от северных карел и олонецких карел-ливвиков, у людиков пока нет школьных учебников на родном языке, нет и словарей. Есть серьезный риск утратить этот язык.

- А важно ли сохранять то, что отмирает естественным путем?
- Обратите внимание, в объединенной Европе сейчас можно легко общаться на одном из титульных языков – английском, французском, немецком, при этом в каждой стране поддерживают свои языки и местные наречия. Европейцы понимают, что разнообразие  языков, обычаев, локальных особенностей сохраняет и обогащает культуру. В культуре, как и в природе, важно многообразие. Мы же стараемся сохранить редкие виды флоры и фауны, потому что чем богаче природа, тем больше она защищена.

Другое обстоятельство - администрация Кондопожского района заинтересована в развитии туризма на своей территории. Чем район может привлечь туристов? Хорошо известные Кивач и Марциальные Воды давно входят в туристскую орбиту Петрозаводска. Есть в районе Успенская церковь – памятник деревянной архитектуры, есть целлюлозно-бумажный комбинат (ОАО «Кондопога»), Дворец искусств с органом и Ледовый дворец. Но есть и карелы-людики, коренные жители этой земли, чье название уже привлекает внимание. При этом большинство жителей Кондопожского района и нашей республики, проживая рядом с представителями этого этноса, ничего не знают о нем.

Когда мы стали обсуждать эти темы, то решили, что в Музее Кондопожского края было бы уместно иметь экспозицию, посвященную карелам-людикам. Эта идея стала отправной для разработки проекта. Далее к нашей работе присоединились Сергей Касьянов и Олег Николаев. Сергей - руководитель молодежной общественной организации «Триас». Активисты «Триас» издают газету на людиковском языке, которая бесплатно распространяется по карельским деревням, организуют языковые летние лагеря для детей и многое другое. Олег Николаев - это исследователь, филолог и фольклорист из Санкт-Петербурга.

Итак, проект был сформирован, проектная заявка представлена на общероссийский грантовый конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» и поддержана благотворительным фондом В. Потанина. Кроме того, проект был поддержан швейцарским обществом «Друзья Кондопоги».

- А что включает в себя проект?
- Стартовый этап проекта - двухнедельная  экспедиция по людиковским деревням в августе этого года. В ней участвовали не только исследователи, но и художники, работающие в  разных формах современного искусства, во главе с Сергеем Терентьевым, кинематографисты из Санкт-Петербурга - режиссер-документалист Ксения Охапкина и оператор Александра Латышева, фотографы – наш Виталий Голубев и петербуржец Вадим Лурье. В настоящий момент все участники работают над авторскими проектами, чтобы представить образ жизни людиков, их культуру, выражаясь современными терминами, визуализировать их.

Выполненные в современных формах работы показаны на открывшейся выставке и должны привлечь внимание разных аудиторий, в том числе молодежи, сделать людиков известными в Карелии, в России, а может быть, и в Северной Европе.

- Что же стало основной задачей?
- Мы не проводили углубленные полевые исследования. Скорее, это была экспедиция-разведка. И работа исследователей в экспедиции в большой степени строилась с учетом обеспечения дальнейшего эффективного труда  художников и кинематографистов. В основном мы работали в Спасской Губе, Декнаволоке, Мунозере, Вохтозере, Юркострове и Лижмозере. Участники, скажем так, исследовательского отряда экспедиции встречались с жителями, записывали от первого лица рассказы о жизни, семейные истории, истории деревень, фиксировали семейные фотоальбомы.

Попутно удалось собрать вещи для Музея Кондопожского края. Это промысловое снаряжение рыбаков и охотников, сельскохозяйственные орудия, инструменты для изготовления обуви, домашняя утварь, коллекция половиков и другое – около 200 предметов, подаренных жителями. Я хочу выразить признательность через «ТВР-Панораму» всем жителям Кондопожского района, с которыми работали участники экспедиции. Отдельное спасибо Василию Аркадьевичу Касьянову (Спасская Губа), Александру Степановичу Власову (Лижмозеро), Сергею Николаевичу Ипатову (Вохтозеро), а также главе Кончезерского сельского поселения Надежде Семеновне Краснокутской за значимую поддержку работы экспедиции.

Главная цель проекта -  привлечение общественного и государственного внимания к карелам-людикам. Все в нашей республике знакомы с культурой северных карел, у которых есть своя мощная литературная традиция, известные писатели, такие как Ортье Степанов, Яакко Ругоев, Антти Тимонен и другие. У карел-ливвиков тоже есть собственная литература, достаточно вспомнить поэта Владимира Брендоева. Так сложилось, что у людиков пока этого нет. Мы рассчитываем на определенный культурный импульс со стороны петрозаводских и петербургских художников, фотографов, кинематографистов, которые участвуют в проекте. Вместе с тем, у карел Кондопожского района богатейший потенциал, много интересных, творческих людей. С некоторыми из них мы познакомились во время экспедиции. Например, в Вохтозере.

- Это людиковский поселок?
- Вохтозеро находится на границе между людиками и ливвиками. Для нас это представляло отдельный интерес. Сами коренные жители называют себя карелами, а язык – ливвиковским. Судьба деревни сложная, это даже внешне выражено. Возле одного из домов – кладбище старых автобусов. Их зачем-то собрал один из местных жителей, но они так и остались здесь на вечной стоянке как символы ожидания.  После Великой Отечественной войны Вохтозеро было лесозаготовительным, сельскохозяйственным, культурным центром округи. Теперь здесь даже продуктовый магазин закрыт, а рейсовый автобус приходит два раза в месяц.

Еще до экспедиции, во время ориентировочной поездки мы обратили внимание на один дом с аккуратным заборчиком и настоящим ландшафтным дизайном во дворе - деревянной рубленой топором скульптурой, небольшими сейдами - композициями из природных камней. Выяснили, здесь живет Сергей Николаевич Ипатов, по профессии лесник, а по интересам – исследователь и художник. Сергей знает все леса и озера вокруг, собрал материал и написал статью о местной  топонимике. Он пробует на деле традиционные технологии, например, узнал, как в старину делали смолу, и сам приготовил ее, чтобы просмолить свою лодку.

Свой опыт смолокурения оформил в рукотворной книге на бересте. Сергей интересуется литературой и переводит классическую русскую поэзию на карельский язык. Он много рассказывал о местных обычаях, заговорах, подарил нам большую коллекцию старых предметов, орудий крестьянского труда. Что удивительно, все они в рабочем состоянии, косарем хоть сейчас работай.

Если спросить местных жителей про историю деревни Вохтозеро, то они обязательно отсылают к Михаилу Павловичу Ипатову, знатоку местной истории, ветерану войны, бывшему председателю сельсовета. От  него мы узнали много интересного про охоту и рыбалку, про довоенную и послевоенную жизнь Вохтозера.

Вохтозерский мастер на все руки – это Евгений Григорьевич Васильев. Я признателен ему за рассказ о некоторых приемах постройки традиционной деревянной лодки и изготовления мережи – рыболовной ловушки.

- Но  сельских жителей  остается все меньше. Деревни, как правило,  превращаются в дачные...
- Зимой в Вохтозере живет постоянно около десятка жителей, а летом, как и в другие деревни, многие приезжают - возвращаются из городов. Но и они удивительным образом хранят традиции. Из таких жителей - Светлана Федоровна Кондратьева. Она живет в Петрозаводске, преподает  карельский и русский языки в финно-угорской школе. Столичный учитель и деревенский житель удивительно непротиворечиво сочетаются в этом человеке. Светлана подарила Музею Кондопожского края много интересных инструментов и снастей из своего дома. Мужчины в ее семье, отец и братья Андреевы, работали в рыболовецкой колхозной бригаде.

Еще мы обратили внимание на особое отношение вохтозерцев к памяти о Великой Отечественной войне. Например, пробитая осколками солдатская каска, которую укрепили над трубой бани. В этом нет кощунства, как может показаться на первый взгляд. «Солдат курит», - говорят местные, когда из трубы начинает виться дымок. Он не погиб, он до сих пор живет, раз дымит самокруткой. Ботало – коровий колокольчик, изготовленный из гильзы, – это тоже местная память о войне. Здесь шли тяжелые бои, вся земля в округе изрыта окопами, поэтому война для вохтозерских жителей до сих пор не страничка прошлого и не что-то далекое, вознесенное на постамент, - это часть их жизни.

- А что дала вам как историку эта экспедиция, если вы не пытались найти что-то уникальное?
- Экспедиция помогла  узнать и, надеюсь, лучше понять карел-людиков. Я немного рассказал о Вохтозере. Но интересное и особенное есть в каждом поселении. Вот деревня Юркостров. По-карельски она имеет другое по смыслу название – Юркенмяги (Крут-гора). Деревня действительно находится на возвышенности, и в нашем озерном краю в прошлое сухое лето ее жители испытывали проблемы с водой. Характерная черта деревенского ландшафта – водонапорные башни. Замечаешь, что в качестве строительного материала для возведения подсобных построек – гаражей, сараев, юркостровцев используют перфорированные металлические полосы – покрытие заброшенного аэродрома.

Но главная особенность деревни – это две красивые улицы старинных карельских домов. Здесь уживаются традиции и современность – к стенам столетних домов - почерневшим от времени бревнам - прикреплены тарелки для приема спутникового телевидения. Старинные дома приезжают смотреть туристы – мы заметили большой автобус и финнов, которые с любопытством гуляли по деревне. Здесь, как сказал Михаил Андреевич Овчинников, один из юркостровцев, «медведей больше, чем людей» (действительно, когда первый раз въезжали в деревню, дорогу перебежал медведь). Здесь есть свой ансамбль народной музыки «Паюрит» («Певуньи»). От Марии Михайловны Сошневой мы услышали предание об основании деревни тремя первыми поселенцами – Германом, Марком и Юрки и о том, кто сейчас является родней этим основателям.

В Лижмозере на сарае дома Александра Степановича Власова мы видели созданный им домашний музей старинных предметов. И в Юркострове мы предлагали некоторым деревенским жителям, у которых сохранились интересные вещи, создавать у себя в старинных домах, во дворах, на сараях, собственные маленькие музеи и выставки. У каждой вещи, которая может храниться в домашнем музее, будет своя хорошо известная история, связанная с жизнью конкретной семьи в нескольких поколениях. Такой семейный музей - не застывшая жизнь, он живой, здесь можно рассказать своим детям о том, как жили их прабабушки и прадедушки.

Важно, что когда местные жители  встречаются с исследователями или туристами, они начинают больше сознавать и ценить свою самобытность, свою землю, культуру.
Повторю, что наша цель – привлечение общественного внимания к людикам, их традициям, к тому, как они живут сейчас, включая их насущные проблемы.

- Каким образом?
- В сентябре фотографы Виталий Голубев и Вадим Лурье уже показали кондопожанам свои фотоработы, 18 ноября  открылась выставка в Музее Кондопожского края, на которой представлены фотографии вместе с отдельными, наиболее характерными вещами, которые мы привезли из экспедиции. Мы договорились с администрацией Кондопожского района, что после новогодних праздников фотовыставка отправится в Юркостров, Спасскую Губу, Гирвас и Кончезеро. В январе 2011 года в Петрозаводске в медиа-центре «Vыход» показывают свои работы молодые художники, в феврале арт-выставка приедет  в Кондопогу.

В марте в Кондопоге состоится семинар «Этнокультурные особенности как ресурс развития территории»,  а также презентация документального фильма, который снимался в экспедиции. На семинаре мы будем выяснять, какими способами сохранять традиционную культуру в современности, как этнокультурные особенности могут работать на развитие туризма, поддержку сельского хозяйства и предпринимательства. Предполагаемый результат семинара - пакет проектных идей, которые в дальнейшем можно реализовать в Кондопожском районе и в других местах Карелии, а возможно, и России. Мы надеемся, что эти и другие идеи обеспечат продолжение нашего  «Путешествия в страну людиков», сохранение и развитие культуры, языка людиков.

-  А как же выход на европейский уровень?
- В сентябре  на международной конференции в Кондопоге мы рассказали о нашем проекте. После этого в ноябре Сергей Касьянов поехал в Норвегию, где в Киркенесе собрались представители молодежных организаций Баренц-региона. Сергей рассказывал там о нашей работе и сумел заинтересовать ею. Теперь уже мы ждем гостей из Норвегии на семинар в Кондопоге. И есть планы отправить одну из выставок проекта в Хельсинки.

На снимках:

певуньи из Юркострова;

Мария Михайловна Сошнева;

рыбалка — давний промысел людиков;

участники экспедиции (в центре - Олег Николаев);

заброшенные автобусы Вохтозера;

Елизавета Ивановна Ипатова;

Ипатов Сергей

Фото Виталия ГОЛУБЕВА

В продолжение темы

Людики – одна из этнических групп карельского народа, проживающих в основном на территории Кондопожского района. По данным финских источников, людиков осталось около 5000 человек, и не более 1000 являются носителями языка. Большинство жителей Кондопожского района и республики, проживая рядом с представителями этого этнической группы, ничего не знают о них.

Происхождение людиковского языка до настоящего времени достоверно не определено. Господствующей остается гипотеза, что он сформировался на базе средневекового собственно карельского языка под значительным влиянием вепсского.
Достоверных сведений о возникновении письменности у людиков не имеется, в XIX веке она уже существовала на основе кириллицы, в 1930-х годах была введена письменность на основе латиницы.

В российской лингвистике людиковский язык принято считать диалектом карельского языка, в то время как часть финских лингвистов и большинство западных считают его самостоятельным языком.
 

Включать в Яндекс.Новости: 

  • Да
Обсудить
43736