22 сентября 2015, 13:13
5972
Автор: Антонина Кябелева

«Прошивка» для студентов. Как операция с игровой приставкой превратилась в уголовное дело

Если бы Александру Микову, тогда еще студенту ПетрГУ, три года назад сказали, во что выльется для него прошивка игровых приставок, он бы почти наверняка воспринял историю как вздор.

За последние несколько лет Александр прошел утомительную процедуру допросов и обысков, длительный судебный процесс, испытал радость, услышав оправдательный приговор, почти поверил в то, что простой гражданин может добиться справедливости. В начальную точку отсчета его вернуло решение Верховного суда РК, отменившего оправдательный приговор и отправившего уголовное дело на новое рассмотрение.

В сентябре 2015 года уже новый состав Петрозаводского городского суда приступил к рассмотрению уголовного дела, возбужденного в отношении Микова по двум статьям УК РФ – 272 (неправомерный доступ к охраняемой законом информации) и 273 (использование компьютерных программ, заведомо предназначенных для несанкционированного уничтожения, модификации компьютерной информации и нейтрализации средств защиты компьютерной информации, совершенные из корыстной заинтересованности).

За то время, пока длится эта совсем не игривая история с игровыми приставками, студент ПетрГУ стал аспирантом физико-технического факультета, серьезно продвинулся в науке, опубликовал несколько статей в зарубежных научных журналах, вырос в высококвалифицированного специалиста в области инерциальных систем навигации. Во всяком случае, именно так считает доцент кафедры информационно-измерительных систем и физической электроники ПетрГУ Алексей Мощевикин, который является научным руководителем Микова.

Он убежден, что, вместо того чтобы прессовать молодого ученого, государство могло бы выбрать иное применение его мозгам. По версии Мощевикина, появление уголовного дела против его коллеги частично вызвано и тем, что Александр Миков, убежденный в своей невиновности, решил противостоять Системе. А Система, как известно, не терпит подобных выпадов против себя.

Приставки прошивал, но информации не касался
Кто из студентов не пытается подработать и приобрести важный практический опыт? Александр не был оригинален. Он создал сайт, где предлагал услуги по ремонту и прошивке игровых приставок. Перед созданием сайта Александр проконсультировался в официальной службе поддержки компании «Майкрософт», не будут ли его действия расценены как противозаконные.

Его заверили, что единственным последствием подобного вмешательства в игровые приставки станет отказ компании «Майкрософт» в гарантийном обслуживании.

Тем временем сотрудником полиции была сделана так называемая «проверочная закупка». Миков перепрошил для него игровую приставку Xbox 360, и для молодого человека началось знакомство с правоохранительными органами. Свою вину Александр упорно не желал признавать. По его словам, поначалу он был искренне уверен, что следователи просто не понимают суть ситуации, путая программное обеспечение с информацией. Позднее он понял, что его попытки «открыть глаза» следователям были и наивны, и бессмысленны.

Дело, казавшееся таким  простым и безобидным, переросло в серьезное обвинение сразу по двум уголовным статьям.

Для того чтобы не утомлять читателей довольно сложными умозаключениями о разнице между компьютерной информацией и программой, определением вредоносности программы и рамок охраняемой законом информации, попробуем изложить суть проблемы, привлекая более доступные образы. Предположим, вы купили автомобиль, который работает только на бензине. А потом нашли умельца, который сделал так, что ваш железный конь смог потреблять не только бензин, но и работать, скажем, на газе.

Естественно, вы бы удивились, если бы умельца скрутили  за то, что он влез с вашего ведома в ваш автомобиль, расширив ассортимент потребляемых видов топлива, и посадили за решетку. Пример, конечно, грубый, но в общих чертах отражает то, что делал Миков с игровыми приставками.

Фактически он расширил функционал игровой приставки, позволяя использовать игры, которые раньше устройством «не читались», а также обходить региональные ограничения распространения игровой продукции.
Конечно, такая перепрошивка позволяет запускать и пиратские копии игр. Но предъявлять по этому поводу претензии к Микову равносильно тому, как обвинить мастера, сделавшего ваш двигатель менее чувствительным к плохому бензину, в том, что вы залили в машину украденное топливо.



Битва экспертов
Очевидно, что дела, связанные с компьютерной тематикой, сопровождаются в обязательном порядке заключениями экспертов. Свою позицию гособвинение тоже обосновывало на мнении частного эксперта из Сыктывкара, который был назначен следователем. Правда, к заключению эксперта у судьи городского суда Олега Цепляева возникли вопросы. Мало того, что эксперт был не предупрежден об уголовной ответственности, так еще и суд не нашел следов выплаты вознаграждения эксперту из соседнего региона. Подобный альтруизм частного предпринимателя не мог не вызвать подозрение в его объективности. К тому же на некоторые принципиальные вопросы эксперт попросту не смог ответить, ссылаясь на то, что они носят правовой характер.

За более объективной картиной суд решил обоснованно обратиться к одной из самых влиятельных экспертных организаций в стране, в объективности и профессионализме которой сомневаться не приходится.

Российский федеральный центр судебных экспертиз при Минюсте РФ фактически в пух и прах разнес все обвинение против Александра Микова. В экспертном заключении было указано, что игровые приставки не являются ЭВМ, компьютерная программа, которая используется для прошивки, не относится к вредоносным, она вообще «не работает» с компьютерной информацией, а в самой игровой приставке по определению отсутствует информация, сколько бы тщательно следователи ее там ни искали.

Попросту говоря, Александр Миков не пользовался вредоносной программой и при всем желании не мог получить доступ к охраняемой законом информации, так как в игровых приставках отсутствует не то что охраняемая, но и какая-либо вообще компьютерная информация. Такой вывод сделала группа экспертов, работающих в государственном центре судебных экспертиз при Минюсте РФ. Но если в деле отсутствует предмет преступления – компьютерная информация, а программа, использующаяся при прошивке, вредоносной не является, то о чем вообще может идти речь?

Реванш
Казалось бы, после заключения столь влиятельной экспертной организации Александр Миков должен был бы давно забыть историю с игровыми приставками как кошмарный сон. Но кошмар, к сожалению, продолжается, угрожая раздавить молодого человека с радостным скрипом пусть плохо смазанной, но неотвратимо надвигающейся государственной машиной. Прокурор потребовал для Микова два года ограничения свободы. Судья Петрозаводского городского суда Цепляев полностью оправдал молодого ученого.

Но, как говорится, быстро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Верховный суд под председательством судьи Никиты Гадючко принял решение об отмене оправдательного приговора и направил дело на новое рассмотрение, усмотрев-таки нарушения Уголовно-процессуального кодекса.

Известные и опытные адвокаты, с которыми мне удалось обсудить дальнейшие перспективы этого дела, утверждают, что почти наверняка Александр Миков, будь он хоть ангелом во плоти, получит обвинительный приговор. Мне популярно объяснили, что такая уж сложилась порочная практика. Спорить с позицией вышестоящей судебной инстанции просто не принято. Во всяком случае в Карелии.

Куда утекают мозги
Если отвлечься от судьбы молодого человека, который довольно рано и случайно столкнулся с суровостью российской реальности, возникает вопрос – зачем? За какие великие принципы бьются наши следователи и прокуроры, пытаясь за небольшой и весьма спорный проступок наградить талантливого человека «уголовной» биографией?

Ведь по сути в данном случае можно было бы говорить лишь о нарушении авторских прав. Неужели только за то, что, как полагает Миков, просто не хватает количественных показателей по расследованиям, связанным со статьями по информационной безопасности? Или, как считает Алексей Мощевикин, его аспиранта наказывают за то, что он оказал сопротивление Системе, отказавшись признавать свою вину? Мощевикин рассказал, что время от времени студенты попадают в подобные переделки, но соглашаются признать свою вину и отделываются штрафом.

Последние три года, с точки зрения интересов нашего государства, Александр мог бы провести более плодотворно. Если бы его не прессовали, он бы достиг в своей профессии еще больших успехов. Конечно, студенты - одна из самых незащищенных групп, которую нетрудно запугать. Миков не испугался. Но на тот момент он до конца не понимал, какими возможностями обладает обозленная государственная машина, - сказал Мощевикин.

Не исключено, что можно найти и другие объяснения. Только вот сдается мне, если предлагается только два пути – в колонию или за кордон, то мозги предпочитают утекать в западном направлении. А впрочем, и ладно. Мы же привыкли жить без мозгов….

Антонина Кябелева

Метки: 

Включать в Яндекс.Новости: 

  • Да
Обсудить
69984