19 мая 2011, 11:09
50

«Железные ворота» в Кондопогу

Продолжаем очередной рассказ-путешествие от нынешней станции Кондопога, которая до середины 1960-х носила имя ст. Кивач.

Продолжаем очередной рассказ-путешествие от нынешней станции Кондопога, которая до середины 1960-х носила имя ст. Кивач. Причем, как помните, это была не временная станция на 50-й версте, а постоянная – недалеко от села Кондопоги и совсем рядом с начавшимся строительством ЗАК (Завода азотной кислоты).

Кондопога инженера Токарского
В окрестностях этой постоянной станции Прокудин-Горский со своим помощником тоже кое-что запечатлели для потомства и лично для господина министра МПС. Во-первых, имеющуюся на околице села железную дорогу. Вернее, даже две: узкоколейку (ее называли тогда дековильной дорогой, дековилькой) и ширококолейную «железку» от Нигозера до пристани в Кондопожской губе.

Этот пирс кондопожане-старожилы еще должны помнить как «пристань Токарского». Был на рубеже веков в Олонии такой предприниматель – инженер-технолог Михаил Антонович Токарский. Жил он в Петрозаводске, но промышленные дела имел по всей губернии. Занимался, например, добычей и поставками мрамора из Тивдии для строившегося в Петербурге музея имени императора Александра III. С целью устройства сухопутного транспортного пути он выкупил у кондопожских крестьян часть их покосов и пашен. Затем, став концессионером будущей писчебумажной фабрики, он выкупил также земли по берегу озера Сандал. Чтобы с помощью устройства плотин обеспечить водой канал Кондопожской ГЭС, возле которой планировалась фабрика, а позже – ЗАК.

Обе упомянутые фотографии подписаны Прокудиным-Горским как «Железнодорожная дамба в Лижемской губе». Команда С. Прохорова обратила внимание на характерные детали снимков, противоречившие такой атрибуции. Губа у с. Лижма гораздо меньшего размера, и глыба мрамора возле пристани тоже не свидетельство в пользу надписи.

Сличение снимков 1916 г. и современного вида Кондопожской губы окончательно удостоверили: Прокудин-Горский сфотографировал пристань Токарского. А некондиционный кусок бело-красного мрамора остался здесь со времен перегрузки тивдийского отделочного камня на галиоты для отправки в Петербург.

Аспидный камень для императрицы Екатерины
К сожалению, ребята поторопились отнести к кондопожским снимкам и пару фотографий небольшого моста с водокачкой. Они предположили, что в 1916 г. Нигозеро и Кондопожскую губу (перепад уровней того и другого составлял 28 метров!) соединяла маленькая речка.

Действительно, Ровкручей, питавшийся нигозерской водой, некогда протекал в северной части села Кондопоги. Но конкретного истока у него практически не было, вода пробивалась через трещины в горном кряже. В начале 1960-х Ровкручей вообще перестал существовать – его заключил в трубу разросшийся по соседству ЦБК. Поэтому и при сооружении Мурманки путь  проложили вдоль нигозерского берега. Опасности подтопления пути во время паводков тогда избегали с помощью фильтрующей насыпи, легко пропускающей излишки весенней воды без вреда для «железки». А снимок с мостом и водокачкой в действительности имеет отношение совсем к другому месту и другому водоему. До него очередь дойдет в следующем номере.

Вот снимок железнодорожной выемки в скале многие путейцы, в частности, бывший житель Кондопоги В. Хакала узнали сразу. Это так называемые «железные ворота» на подъезде к Кондопоге. Строителям, чтобы избежать болотистого участка, пришлось пробить небольшое искусственное ущелье в скале.

Оно, правда, тоже имеет свои минусы: находится на повороте, и поезд на зазевавшегося пешехода может выскочить неожиданно. Наверное, поэтому сюжет и заинтересовал фотографов. А вот к северу от городка  железнодорожникам Мурманки пришлось не прорезать, а обойти каменную гору. Так называемые аспидные ломки. Раньше аспид называли также черношиферным камнем, а сейчас – разновидностью шунгита.  История его добычи в Олонии тянется еще со времен Екатерины II.

Олонецкому генерал-губернатору Тимофею Тутолмину очень хотелось стать первооткрывателем порядочного месторождения аспидного камня. Не афишируя, что камень предназначен для некрополя любимых собачек императрицы Екатерины, он прямо среди зимы отправил на поиски горного подпоручика Чернышева. Тот нашел искомое, но доложил, что “по мелкости слоев добыча оного не только будет дорога, но и неспособна”.

Тутолмин прямо на рапорте начертал уничижительную характеристику Чернышеву: “Он почему-то нигде не находит успеха…по образу нерадетельного служения”. Перепроверка “более знающими и рачительными чиновниками”, однако, подтвердила, что шлифовка “глянцу и лица порядочного не дает... и на дело камень совсем не годен”. Поставки для собачьего кладбища пошли с Урала... Со временем нигозерское месторождение шунгита все-таки пригодилось. Этим камнем отделаны, например, интерьеры многих зданий в Петрозаводске и других городах Карелии. А шунгитовый щебень шел на производство легкого наполнителя – шунгизита.

Церковь у самой дороги
Дальше к северу от Кондопоги еще одна заминка. Команда С. Прохорова справедливо заподозрила неладное с двумя фотографиями стандартной деревянной церкви конца 19 – начала 20 вв. Снимки явно «попутные», так как особыми архитектурными достоинствами строение не обладает, в отличие от Успенской в с. Кондопога (многие сожалеют о том, что фотограф не посетил ее).

Снимки сделаны если не из окна вагона, то непосредственно с железнодорожной линии. Об этом говорят телеграфные столбы, идущие всегда слева от путей, если смотреть на север. Подпись «Церковь в д. Шайдома» явно неверна. Шайдомозеро имеет не вытянутую, как на снимке, а округлую форму. И железная дорога от него в нескольких верстах. Что же это за деревня? Вывод ребят совершенно правильный: это д. Илемсельга. Там и озеро такое же, как на снимке, и «железка» рядом. Могу лишь подтвердить вывод. На продольном профиле дороги отмечена одна-единственная церковь в полосе отчуждения – деревенский храм в Илемсельге. И почтовый тракт проходит точно так же.

Но появление имени д. Шайдомы мне кажется не случайным. Со временем я все больше убеждаюсь, что фотограф посещал упоминаемые им пункты. Раньше мы верили его подписям и ошибались, считая изображенное село, допустим, Кяппесельгой. Однако на поверку село оказались Лижмой. А самой Лижмы, кроме уже показанной «дамбы», в  коллекции не обнаружилось. Хотя после тщательного изучения и обстоятельной дискуссии и она нашлась. Вот потому мне кажется, что и к видам Шайдомы надо отнестись особенно внимательно. Они наверняка имеют место быть, надо только приложить усилия к их идентификации.

На снимках:

«Железные ворота» на подъезде к ст. Кивач (ныне – ст. Кондопога)

Вид деревни Илемсельга

Церковь в д. Илемсельга

Пристань Токарского. Вид с берега

Железнодорожный путь на пристань Токарского. Сейчас на месте леса – административный центр г. Кондопоги

 

Обсудить
44300