15 сентября 2011, 14:31
5

Не при нас началось, да на нас оборвалось?

Беломорские петроглифы оказались никому не нужны. Почему? Разбиралась корреспондент "ТВР-Панорамы".

Еще задолго до цивилизации, когда облик Карелии был совсем другим, на берегах Белого моря жили люди. Это были смелые охотники и рыболовы, не боявшиеся идти на белуху и медведя. Через тысячелетия дошли до нас их уникальные послания. Рисунки на камнях, петроглифы, найденные вблизи города Беломорска, хранят выбитую на себе историю.

В ноябре музею «Беломорские петроглифы» исполняется 50 лет. Однако накануне своего юбилея он фактически вынужден бороться за право так называться. Почему? В этом разбиралась корреспондент газеты «ТВР-Панорама».

Славное прошлое

В середине прошлого века в 1963-1965 годах в Беломорском районе активно работали археологи под руководством сотрудника Карельского филиала Академии наук СССР Юрия Александровича Савватеева. Результатом этой работы стало открытие на Залавруге крупного скопления наскальных рисунков - петроглифов, созданных древними жителями в четвертом-третьем тысячелетии до нашей эры, в эпоху неолита.

До этого события в Карельской АССР знали только об изображениях «Бесовы следки» вблизи Беломорска, найденных еще в 1926 году Александром Линевским и немного позже Владиславом Равдоникасом, поэтому новое открытие произвело фурор. Сразу же было издано постановление Совета министров об охране петроглифов и создании филиала Карельского государственного краеведческого музея, в состав которого вошел уже существующий Беломорский народный музей.

Музей под звучным названием «Беломорские петроглифы» распахнул свои двери в апреле 1966 года. По данным тех лет его ежегодно посещало около шести-семи тысяч человек, а в течение года проводилось до 50 экскурсий.

В 1980 году музей был переведен в новое здание в связи с аварийным состоянием предыдущего. Здесь была открыта новая экспозиция, включающая пять залов, посвященная истории района: от эпохи неолита до «развитого социализма». Но эта выставка стала лебединой песней, вскоре грянула перестройка.

В 1991 году филиал Карельского государственного краеведческого музея был реорганизован и перешел в собственность района.

В настоящее время Беломорский районный краеведческий музей «Беломорские петроглифы» - муниципальное учреждение, располагающееся в здании бывшего кинотеатра «Выг». Здесь в подвале и бывшем зрительном зале размещено фондохранилище, а на первом этаже – единственная постоянная экспозиция музея «Морская культура поморов конца XIX начала XX веков». В таких условиях сотрудники умудряются проводить временные выставки и даже мастер-классы. В число уникальных экспонатов музея входят девять старопечатных книг кириллической печати XVII,XVIII и XIX веков, таких в Карелии больше нет и поморский компас-матка XVII века. Среди археологических ценностей – каменные топоры, ножи, наконечники стрел и копий эпохи неолита.

При этом ни слова о главном достоянии — петроглифах.

Больное место

- Проблема петроглифов в том, что у них нет юридического хозяина,- с этих слов начинается моя беседа с директором музея Верой Шендаковой.

- Как? – удивляюсь я, - а музей?

- У музея нет таких прав,- говорит Вера Алексеевна. - В начале 90-х было сложное время. У Карельского государственного краеведческого музея было много филиалов, в том числе и мы. Практически все филиалы были переданы муниципалитетам. Но у муниципалитетов было много забот, и так сложилось, что вопросами собственности тогда никто не задавался. По умолчанию считалось, что владелец петроглифов по-прежнему музей.

В то время этот объект был мало посещаемым экскурсионным маршрутом. Но с середины 90-х мы решились привлечь к петроглифам внимание властей. В Залавруге участились случаи вандализма, прямо на изображениях жгли костры, выбивали новые рисунки. Также требовался ремонт павильона, возведенного еще в 60-ые над другим скоплением петроглифов - «Бесовы Следки». Последний ремонт этого здания был проведен в начале восьмидесятых и в девяностые появилась угроза его обрушения.

- В 2000 году нами был выигран грант фонда Сороса, на средства которого музей провел первый в республике Фестиваль первобытной культуры, - продолжает Вера Алексеевна, - Фестиваль имел огромный успех. Именно начиная с 2000-го, туристические потоки начали нарастать. Тогда-то и возник вопрос собственника.

О развитии тех событий карельская пресса писала как в военной хронике

В 2004 году прокуратура Беломорска по указанию прокурора республики провела проверку по факту передачи беломорских петроглифов в пользование коммерческой структуре. Проверка выявила незаконность такой передачи, основанной на договоре между администрацией местного самоуправления и руководителем компании. Сделка была аннулирована, но состояние петроглифов от этого не улучшилось. Увеличение туристического потока уже нельзя было остановить, а уникальные рисунки по-прежнему находились без какой-либо охраны.

Никто кроме

В 2008 году по инициативе известного археолога, старшего научного сотрудника Карельского научного центра РАН Надежды Лобановой, ученицы открывшего петроглифы Залавруги Юрия Савватеева, родилась общественная организация с одноименным названием. Волонтеры этой организации убирали территорию от мусора и обеспечивали охрану памятника первобытной культуры. Охрана стала возможна, благодаря финансовой помощи Норвегии, поддержке Центра занятости населения и турфирме «Беломорье». Кроме охраны волонтеры вели статистику посещений. Согласно их данным за один летний сезон петроглифы посещали до 12 тысяч туристов, из них только десять процентов легальных, т.е. проходящих через музей и юридически-оформленных туроператоров, выплачивающих в казну налоги. Для сравнения, по данным музея в 2004 году легальных туристов было около десяти тысяч.

Казалось бы, действия местных властей должны быть в этой ситуации очевидны. Необходимо как можно быстрее «узаконить» туристический поток, чтобы не терять деньги, так необходимые районному бюджету. Для этого нужно определить юридического владельца территории петроглифов, т. е подать заявку в министерство природопользования и экологии, в ведении которого находится земля, затем провести межевание и постановку на кадастровый учет, а после объявить соответствующий аукцион (можно обойтись и без аукциона, если передать петроглифы муниципальному учреждению, например, музею).

Прошло три года, за это время норвежские инвесторы построили на Залавруге мостки, позволяющие не ходить прямо по камням, и даже туалет, на петроглифы по-прежнему приезжают ученые со всего мира, но по сути все это делается незаконно, ведь юридический владелец территории так и не определен.

Между тем еще в 2008 году Владимир Попов, глава муниципального Беломорского района, в беседе с нашей газетой о будущем города и района, говорил:

- Туризм для нас перспективная отрасль экономики. Предполагается использование «местных ресурсов», историко-культурного наследия, традиций, природы, а также ремонт и благоустройство туристских объектов, мемориальных мест, археологических памятников.

А что на самом деле? От реализации туристического потенциала, о котором так уверенно говорил Владимир Попов, по-прежнему возглавляющий район, нет и следа. Дороги разбиты, в городе работает две-три гостиницы и пара кафе, вдоль улиц стоят полуразвалившиеся дома, пугающие гостей, а петроглифы, главное достояние района, существуют сами по себе. Сейчас у них нет даже регулярной охраны. Уже утеряны несколько изображений «Бесовых Следков» (кто-то забрался через разбитые окна павильона и сколол участки скалы) постепенно зарастают мхом и лишайниками петроглифы Залавруги.

- У районе нет четкого плана действий, — говорит Татьяна Платова, председатель общественной организации «Залавруга», - Вот создали рабочую группу по проекту использования петроглифов, вошли в которую не специалисты — историки, экономисты и т.д., а только представители администрации.

- Если организовать вокруг петроглифов инфраструктуру: построить гостиницы, кафе, магазины, дороги, они могли бы приносить большой доход. Мне кажется, что такое решение должно быть принято на более высоком уровне, - поддерживает коллегу, директор турфирмы «Беломорье» Наталья Губарева.

Почему же администрация бездействует?

К сожалению, с главой Владимиром Поповым мне встретиться не удалось, во время моего пребывания в Беломорске он был то на совещаниях, то на выездах. Беседовала со мной Галина Дмитриева, главный специалист по развитию туризма межпоселенческого муниципального учреждения «Управление по физической культуре, молодежной политике и развитию туризма».

 - Район заинтересован в том, чтобы решить проблему петроглифов, - говорит Галина Сергеевна, - мы включили оформление документов на земельный участок в программу развития района. На это выделены средства из муниципального бюджета. Сколько времени займет процедура постановки, я вам сказать не могу, это зависит от слаженности работы всей системы.

(Павильон над петроглифами "Бесовых следков")

Когда песок на камне взойдет?

 - У меня сложилось критическое отношение к руководству районной администрации,- говорит Владимир Дыбин, директор Государственного центра по охране и использованию памятников истории и культуры при министерстве культуры РК.- На протяжении многих лет мы убеждаем местное самоуправление, что им нужно заняться проблемой петроглифов, что это необходимо для развития района, однако ясного ответа до сих пор получить не удалось.

Согласна с ним и главный в Карелии специалист по петроглифам Надежда Лобанова.

 - Руководство района бездействует,- говорит археолог,- у меня складывается впечатление, что у них просто нет желания заниматься этой проблемой. В 2008 году на открытие мостков, деньги на которые были получены по совместному с норвежцами проекту, никто из администрации не приехал. Зато на совещание в Петрозаводске представитель района не постеснялась спросить, куда были потрачены средства.

 - Норвежцы долго сотрудничали с нами, пытались помогать,- продолжает Надежда Лобанова, - приезжали раз в год в район, спрашивали что сделано, им отвечают создана рабочая группа, приезжают через год — что изменилось? Им говорят идет обсуждение. С 2009 года они перестали приезжать. Видят, что бесполезно.

Так от безысходности положения родилась идея написать письмо на имя главы республики. В марте этого года в столице Карелии было проведено совещание на которое пригласили представителей администрации (глава района не приехал!) и общественных организаций.

На заседании представители района, оправдываясь, говорили уже знакомые нам слова о том, что оформление документов включили в программу развития. Летом мы слышим то же самое. Уже осень, изменений пока не видно.

- Должны же быть рычаги управления, чтобы заставить район что-то делать?- снова обращаюсь я в Государственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры.

- Не все так просто,- вздыхает директор. -Да, действительно, инициативы от района нет, но будет несправедливо, если проблемой петроглифов займутся в Петрозаводске.

Очередной тупик. По словам Владимира Дыбина, муниципалитеты не зря получали свою самостоятельность и должны сами уметь принимать решения и использовать имеющиеся ресурсы. А республиканские власти в свою очередь всегда готовы оказать финансовую поддержку проектам, направленным на развитие района.

Что же получается - замкнутый круг? Район может бездействовать и дальше, но наказывать его за это никто не будет, потому что республиканские власти не хотят вмешиваться.

Пока одни не могут, а другие не хотят, петроглифы, уникальные наскальные рисунки человека эпоха неолита, одни из самых больших по площади в Европе, бесхозны, никому не нужны и находятся под угрозой исчезновения. Об их защите и сохранности заботятся лишь ученые, да энтузиасты из числа местных жителей и сотрудников музея.

 - Все только и рассуждают о петроглифах, рассуждать мало — нужно делать,- сказал мне на прощание 16-летний беломорчанин Валера Парыгин, вот уже несколько лет, убирающий Залавругу от мусора и заработавший на экскурсиях для туристов на новый скутер. Похоже, местное население лучше понимает, что туризм начинается не с бесконечных совещаний, а с самого объекта туризма, в данном случае, петроглифов, который сейчас нуждается в охране.

Не пора ли уже и чиновникам, так хорошо умеющим рассуждать о важности культуры и дефиците бюджета, взяться за дело и сохранить эту часть национального богатства для нас и наших детей?

Пока верстался номер

То ли в связи с предстоящим юбилеем музея, или может быть по причине интереса СМИ к данной теме (а может быть и республиканские власти решили, наконец, разрубить гордиев узел), но в настоящий момент в Беломорске все-таки приступили к действиям. По словам Галины Дмитриевой, администрация провела-таки работы по оформлению документов на землю. Однако увидеть петроглифы в надежных руках можно будет еще не скоро. По планам района произойдет это не раньше следующего года. Ну, что же поживем — увидим.

Справка

Археологический комплекс Беломорские петроглифы состоит из нескольких скоплений рисунков. Самые известные находятся в местечке Залавруга, у реки Выг, примерно в 10 км от города Беломорска, около деревни Выгостров. Чтобы добраться до места по лесной тропе, нужно пройти 2 км. Другое скопление рисунков  Бесовы следки расположено близ Беломорска, у северной оконечности острова Шойрукша. Это прибрежная скала, покрытая знаками и разнообразными фигурами, в 60-е годы над ней был возведен павильон. Сейчас он закрыт для посетителей и уникальный памятник никто не посещает. Кроме того, петроглифы можно обнаружить и в низовьях реки Выг, на островах Шойрукшин, Ерпин Пудас, Большой Малинин и других.

В Карелии в настоящий момент статус культурного объекта охраняемого ЮНЕСКО есть только у архитектурного ансамбля кижского погоста, и деревни Панозеро включенной в список Всемирного фонда охраны памятников культуры. Беломорские петроглифы таким статусом не обладают, хотя он даёт ряд преимуществ, главные из которых – привлечение финансовых средств и организация контроля за состоянием памятника.

Фото Игоря Георгиевского и Евгении Велевой

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Обсудить
44796