13 декабря 2011, 11:11
6

Лебединая песнь Swanland

«ТВР-Панорама» попыталась разобраться, что на самом деле могло произойти с судном Swanland в Ирландском море.

Полмесяца назад в Ирландском море затонул сухогруз с русскими моряками. Всего на борту было 8 человек. Двоих спасли английские спасатели, одним из спасателей был принц Уильям. Остальные пропали, в том числе трое петрозаводчан: Геннадий Мешков, Михаил Старчевой и Олег Андриец. «ТВР-Панорама»  попыталась разобраться, что же на самом деле могло произойти в море.

Металл не вечен
В шумихе, что развернулась вокруг Swanland, не раз говорилось об износе корабля. Наверное, это самая «рабочая» версия. Мы встретились с капитаном Алексеевым (имя изменено). Уже много лет он ходит в тех же водах, что и Swanland. Часто на его навигационных приборах мелькало это судно. Бывал он и на борту сухогруза.
- Это было три года назад. Мы стояли с этим судном в одном порту, ждали груз. Тогда там служила другая команда, в том числе мои знакомые. К ним я и заглянул, - вспоминает наш собеседник. - Своими глазами я видел, что сухогруз в плохом состоянии. Заметил, что люковые закрытия текут. То есть, судно было негерметично, а это очень опасно.
Построенный в 1977 году Swanland конечно уступал современным судам. Однако жалкое «корыто», будь оно таковым, не смогло бы долго работать в Европе. Оно не выдержало бы жестких требований Парижского Меморандума.
- Если документы не в порядке, то тебя просто не пустят ни в один порт, - поясняет Алексеев. - В Меморандуме много условий. Помимо жестких технических требований, он предписывает ежемесячно проводить учения по выживаемости. Примерно раз в полгода каждое судно проверяет инспекция. Если обнаружатся несоответствия, то корабль могут арестовать или отправить на ремонт.
Как ни крути, а ускользнуть от строгих европейских законов и их блюстителей не так-то просто. А значит, состояние сухогруза должно было быть как минимум «удовлетворительным». Впрочем, даже в Европе еще никто не отменял взяток. Подкуп, если он, конечно, был, мог привести к нарушениям уже упомянутого Парижского Меморандума или к перегрузке судна, о которой твердят некоторые СМИ. Если разобраться в том, как сегодня в Европе работает судоходство, мысль о возможной коррупции только крепнет.
 
 
Под флагом островов Кука
Еще одна загадка Swanland – судно ходило под флагом Островов Кука. Странно, не так ли? Как нам рассказал капитан Алексеев, в морском бизнесе сейчас широко распространены всемирные оффшоры или «свободные» флаги. То есть, корабль, например, принадлежит англичанам или немцам, но зарегистрирован где-нибудь на Ямайке. Так, судовладельцы фактически уходят от налогов. К тому же различные сборы за суда под «свободным» флагом в разы ниже. Да и команде можно платить по минимуму. К слову, русские матросы в среднем получают 30 тысяч рублей в месяц, а то и меньше. 
Наверняка работа под «свободным флагом» дает и иные преимущества, о которых мы не знаем. 
Почему владелец воспользовался услугами именно очень уж экзотичных Островов Кука? Сэкономил еще на чем-то? Требовалось обойти неудобное предписание? Среди моряков ходят свои «черные» списки компаний, с которыми лучше не связываться. Британской Torbulk LTD, на которую как раз работал Swanland, по словам Алексеева, в этом рейтинге нет. Ничего плохого о компании не говорят. И даже отмечают, что в ее флоту есть очень хорошие суда. Был ли Swanland среди них «гадким лебедем» со своей тайной? Видимо, этот вопрос останется открытым даже после официального расследования.
 
Человек и непогода
Как известно, в день, когда затонул Swanland, в Ирландском море бушевал 8-балльный шторм.
- Это серьезная погода, - комментирует капитан Алексеев. - Тем более что само море «полуоткрытое». Идет большая зыбь с Атлантики. Зыбь - это, как говорится, дыхание моря. Ветра нет, но поднимаются большие, метров сто длиною, волны.
Swanland, со своей массой в 3000 тонн, считается маленьким судном, предназначенным для хождения в прибрежных водах. Тем не менее, в том же Ирландском море шторм отнюдь не редкость. Судостроители не могли не учитывать этого, а значит, сухогруз должен был выдержать и большие нагрузки. То есть, плохая погода не могла быть главной причиной гибели судна. 
И тут всплывает еще одно популярное объяснение трагедий – человеческая ошибка.
- Об управлении судном в шторм не пишут в учебниках, - говорит капитан Алексеев. - Этот опыт приобретается десятилетиями. Обычно ты стараешься не подставлять борт, идешь носом на волну. Лучше всего обойти неспокойный район или найти укрытие. 
По словам Алексеева, среди моряков есть те, кто сомневается в квалификации командовавшего затонувшим сухогрузом Шмелева. Якобы стаж у него был маленький. Здесь тоже нужна поправка. Да, должность капитана Шмелев получил недавно. Но до этого назначения он не один год проработал в других должностях. В британских водах он был далеко не новичок. 
Суммируя вышесказанное, выводим стандартную фразу: «стечение обстоятельств». Swanland мог, но не должен был быть слишком изношен. Капитан мог, но не должен был ошибаться. Шторм мог, но не должен был погубить судно. Сколько еще «мог, но не должен» обнаружится в этой истории? 
- Все произошло слишком быстро. Много информации закрыто. О чем-то никто и никогда не узнает. А капитан и его помощник уже не ответят на вопросы, - подводит черту Алексеев.
 
 
Не успел вернуться
Говорить с людьми, у которых случилось несчастье всегда сложно. И все же мы встретились с семьей одного из пропавших моряков. Кок Олег Андриец отправился в плавание в мае. Его контракт истек еще до дня трагедии. Но на тот момент его жена Лариса находилась в командировке, а Олег не хотел без нее возвращаться.
- Насколько я знаю, они сдружились с капитаном, - говорит Лариса Андриец. - С 5 по 10 декабря их должны были сменить, и они собирались возвращаться в Россию вместе. Кажется, это он и предложил Олегу остаться. Муж раньше служил на другом корабле, но очень хотел ехать на этот Swanland. Когда позвали, сам решил, что будет на нем работать. Хотя раньше всегда советовался с нами.
Семья Андриец, что называется, морская. В судоходстве, помимо Олега, работают его сын и зять. Главной обязанностью своей жены он считал воспитание детей. Но в последнее время Лариса заметила, что он начал уставать. Еще бы, в течение 9 лет он по 9 месяцев отдавал морю. Чтобы помочь мужу, Лариса нашла себе работу – тоже на корабле.
Родственники Олега знают толк в морском деле, но подтвердить версию о плохом состоянии судна не могут. По словам Ларисы, муж не жаловался, но вообще мало говорил о корабле. Правда, как-то раз высказал сомнения, что доработает этот контракт.
- Он сказал, что вроде бы владелец собирается продавать судно, и вроде как покупатель приходил на него смотреть, - поясняет женщина.  - Чем кончилось дело, я не знаю. Больше об этом мы не говорили.
В марте будущего года Олегу должно исполниться 50 лет. Планировалось, что на юбилей соберется вся семья. Домочадцы все еще не могут поверить в случившееся. Вопреки всему они надеются, что он остался в живых.
- Зять звонил одному из спасенных моряков, - говорит Лариса Андриец. - Они говорят, что не видели Олега, когда звучала тревога. Помнят, что когда расходились спать, он оставался в салоне. А потом не видели его там. Дверь в каюту была закрыта.
- Папа не может уснуть в качку, - включилась в разговор Юлия, дочь Олега и Ларисы. - Даже дома, со сменой часовых поясов и перелетами, он плохо спал. Часто он ночевал как раз в салоне. Там диван стоит не вдоль борта, а поперек. Так ему было удобнее.
- Несколько людей видели очень похожие сны, - вновь говорит мать. - Будто он живой, но ему холодно. И еще просит дать ему хлеба, кушать хочет…
 
Принц в золотом вертолете
Пару лет назад близ Скандинавского полуострова затонул небольшой пароход. Пресса об этом писала, но как-то мало, всего парой строчек. Почему Swanland вдруг стал главной темой всех изданий мира? Все просто, в спасательной операции участвовал наследник британского трона. Красивая история: принц Уильям как настоящий рыцарь летит на выручку. Наверное, ему дадут орден. Отношения между странами улучшатся. Вот только шесть семей потеряли близких. Им, конечно, выплатят компенсации. Причем не по русским меркам, а по европейским. Только горе компенсировать не получится. Единственное, чего они хотят, чтобы их родных вернули домой. Вот только море все еще волнуется, а поиски уже прекращены.
Обсудить
45354