22 мая 2014, 18:11
101
Автор: Ольга Малышева

Как вепсы, русские и армяне чтут традиции Шелтозера

Продолжаем наш проект "Когда деревни были большими". Шелтозеро решило удивить.

В Шелтозере, столице вепсской Карелии, 10 процентов населения составляют…  армяне. Первые семьи приехали лет двадцать назад.  «Они  вписались в нашу жизнь, - говорит глава местного самоуправления  Ирина Сафонова. -  Как и вепсы, это народ трудолюбивый,  занимается обработкой камня, участвует в жизни села, в праздниках, которые мы проводим, в Днях толерантности. Хотя не в этом дело.  Если ты сам любишь свой край, свой народ, то  и  все, кто  приезжают сюда,  будут уважать местные обычаи. Ведь становятся же   наши туристы аккуратными и законопослушными, едва пересекают финскую границу»…

Не село, а загадка
Ну а вепсы свою землю любят. Живут они  на ней испокон веков, гордятся своей историей. Первое упоминание о Шелтозере  относятся к 1543 году, однако директор  Шелтозерского вепсского этнографического музея Наталья Анхимова уверена, что  история его начинается несколько раньше.
– Несомненно, оно существовало  еще  в конце XV  века. В  Писцовой книге Обонежскогой пятины  за 1496 год есть  упоминание о деревнях  на юго-западном берегу Онежского озера, но, к сожалению, листы, которые должны были содержать сведения о самом Шелтозере, оказались утраченными...  Перечисленные же деревни   не могли быть без  него…  


Вообще, много тайн и загадок связано с этим селом. Основали его вепсы (чудь)  — таинственный  финно-угорской народ. Корни его  прячутся где-то в глубине веков. Ученые считают, что  предками  вепсов было племя весь, упоминаемое в западноевропейских хрониках,  в произведениях арабских писателей и в русских летописях с VI по XIV века.   Многие называют его «лесным народом», но Наталья Анхимова и с этим готова поспорить:
– Рыболовство, охота, собирательство –  вспомогательные занятия, которые помогали людям жить. Основным  было земледелие. Обратите внимание, соседнее село называется Каскесручей, что значит «подсечный ручей»,  ведь не просто  его так назвали.  Земля у нас не очень плодородная, зато народ трудолюбивый.  Он на скудной почве  получал неплохие  урожаи. Занимались люди и  животноводством, вот почему строили   дома с большими дворами-хлевами, хозяйственными пристройками, такими, что по  сравнению с ними жилая часть выглядит небольшой. Мужчины, как правило,  уходили на заработки, чаще   на каменотесные работы в Санкт-Петербург,  а женщины   оставались и за  хозяйку, и за хозяина.  Отхожий промысел  – не редкость для Руси, удивительно то, что вепсы  шли  в самый разгар полевых работ и возвращались только поздней осенью, так что на вепсской женщине держался дом.


Расцвет же села, по мнению Натальи Анхимовой, пришелся на начало XXI века:
–  В  это время  здесь была образована  Вепсская волость. Самостоятельность, связи с финно-угорским миром открыли новые возможности. Именно тогда было сделано очень много для сохранения культуры нашего народа. За это время мы  набрались такого опыта, что он и сегодня позволяет  нам разрабатывать интересные проекты, добиваться результатов.

Шелтозерский феномен
–  Наша задача  –  создать нормальные условия для жизни людей: это уличное освещение,  нормальные дороги и  все,  с чем люди сталкиваются каждый день,  –  определяет свою миссию  глава местного самоуправления Ирина Сафонова.


Самое удивительное, что  местной власти  это удается. Сколько лет здесь говорили о необходимости строительства очистных сооружений –  и вот они построены, осталось  довести до ума и пустить в эксплуатацию.  За последнее время   снесли аварийный дом, обустроили детскую площадку, отремонтировали мост через Шелтозерку и  800 метров дорог. Пусть и немного, но  в других поселениях и этого нет.  Учтите,  Шелтозеро – село дотационное.

Откуда же  деньги?

–  Большая часть из республиканского бюджета, –  поясняет Ирина Михайловна. – Мы включились в республиканскую программу по развитию автомобильных дорог. Правда,   деньги нам дали при условии софинансирования, поэтому  пришлось  немного  сэкономить за счет администрации.  В ней должны  работать 5 человек, но мы работаем втроем.  Я хоть и глава поселения, но сама веду бюджет, работаю с казначейскими программами, занимаюсь кадрами…  Зато мост стоит. В    этом году  хотим начать асфальтирование дорог. В  прошлом году   провели их паспортизацию...


Во многих поселениях отложили эту процедуру до лучших времен, а Ирина Сафонова, опять же за счет экономии на  администрации нашла деньги, зато  теперь    есть  все  документы, технические регламенты и прочее, что и позволяет участвовать  в республиканской  программе.
В условиях дефицита бюджета очень важно уметь расставлять приоритеты. Нередко  жители карельских деревень жалуются на отсутствие уличного освещения.  Ирина Михайловна их понимает, но как руководитель прекрасно знает, что горящие  фонари – удовольствие дорогое. А потому  собрала сход, где и решили,  что можно освещать улицу от заката до рассвета в течение… двух месяцев,  на большее денег нет. Но лучше  перейти на  экономный режим: установить таймеры и включать свет в зависимости  от светового дня.  И никто не жалуется: сами решили.

Власть должна быть открытой и объяснять людям свои действия, убеждена глава поселения, а потому здесь есть своя газета  «Шелтозерские вести», в которой публикуются   все решения и новости села  вплоть  до свежих стихов местных авторов.  Печатается она на принтере, распространяется  бесплатно, в магазинах и на  почте…  

Ручное управление
Да и дверь в администрацию всегда открыта с любым вопросом можно прийти сюда.
Но бывают ситуации, когда не все от нее не зависит. Полтора года писала местная власть  в вышестоящие инстанции  письма, что селу  нужна универсальная спортивная площадка.  Полтора года получала она  одни отписки и советы, по какому адресу надо еще пойти. И  только когда напрямую обратилась к  заместителю главы республики, вопрос сам собой разрешился. Он  нашел спонсоров,  и уже в ближайшее начинается строительство.  В общем, традиционное для России ручное управление в действии.  
Нынче каждое поселение должно иметь свой генплан, в  котором  отмечены  все земли, все участки.  И Шелтозеро его разработало и утвердило. А  вот распоряжается землей администрация Прионежского района.

– Нам, конечно,  это не нравится, - говорит Ирина Михайловна. –  Мы видим, что земли пустуют, а начинаем выяснять, оказывается, участки давно в аренде… Раз ими  никто не занимается, то понятно – пойдут на перекупку.  Мы, конечно, заинтересованы, чтобы землю возделывали и жили на ней шелтозерцы, а  так получается, что наше население ограничено в правах.

Хорошо, что еще в прошлом году нам удалось  пляж, нашу жемчужину,  на которую многие положили глаз, оформить как зону культурного наследия.  Нашли деньги, сделали межевание, все по закону: теперь никто не сможет перекрыть доступ к Онежскому озеру. Ну а чтобы не говорили, что мы как собака на сене другим не даем и сами не пользуемся, привели в порядок побережье, провели субботники, убрали весь мусор.
Теперь надо решить другую задачу: оформить 2 участка на берегу  как территорию традиционного природопользования,  для рыболовства. Тогда уже никто не сможет претендовать на побережье.



С культурой и без Дома культуры  
Много задач поставила перед собой шелтозерская власть,   и одна из них – строительство многофукционального культурного  центра. В республике сейчас  разрабатывается соответствующая программа. Можно быть уверенными, что   шелтозерцы будут среди первых претендентов на участие  в ней,  им это жизненно необходимо.
– Праздники, конкурсы, соревнования  – это то, что объединяет людей, – считает  Ирина Сафонова. – Хотя условия для такой работы у нас ограничены. В  2010 году мы вынуждены были закрыть Дом культуры и на базе библиотеки  создали  культурно-досуговый центр. Здесь проходят  занятия кружков, собирается наша литературная студия, работает Дом ремесел.  А вот  большие праздники проводим  на улице. Правда,  чтобы людей привлечь, надо хорошо продумать, как их сделать  веселыми и интересными.  В  этом деле главное – не   количество  а их  качество, чтобы  праздники запомнились людям, чтобы как можно больше народа участвовало в них.

И  это, кажется, удается: то бабушки  открывают свои сундуки, достают платья своей молодости, чтобы пофорсить на фестивале «Кримпленовое разноцветье», то школьницы дефилируют в  изделиях, которые они сшили на уроках труда. То в Шелтозере выставка-ярмарка «Осенний вернисаж», а то ночная дискотека на стадионе с приглашенным диджеем.   Конечно, люди разные.  Есть сторонники, они во всем поддерживают.  Есть противники, они такими и останутся.


Всем бедам назло
Предприниматель Олег Зотов (на фото) из тех, кто заинтересован, чтобы село развивалось, и всегда готов помочь. Что такое  взаимопомощь и  поддержка, он хорошо знает.   
Судьба ему ничего на тарелочке с голубой каемочкой не преподносит, только все норовит подножки поставить.  Работал главным энергетиком в совхозе «Шелтозерский», а тот возьми и рухни.  Беда: семью содержать надо, куда податься?  С напарником   открыл свое дело по камнеобработке, да тот  неожиданно умер.  Пока наследники думали, что делать с бизнесом, он вышел из доли и  стал работать самостоятельно. Дело пошло. Из карьеров, где ведут добычу камня, привозит отходы и делает из них всевозможные каменные изделия – шары, вазы, столешницы, подоконники…


– Самое сложно в камнеобработке – это полировка ,– делится Зотов  секретами.  –  На одном станке одним инструментом сделать два абсолютно одинаковых шара невозможно, потому что при обработке режущий инструмент стачивается – и  форма, размеры  уже не те.
Я же  сколько ни смотрела на два полированных черных шара, никак не могла найти отличия. Мой собеседник только улыбался: – Тонкости полировки…   
В общем, понимаю, что главное, как и во всякой работе, – качество.

– А еще затраты мощности, – уточняет Олег Анатольевич.– Камнеобработка – очень энергоемкое производство.  Ну  я как инженер-энергетик подумал и сконструировал  свой станок. Очень удобный: на нем можно  делать трехметровые  колонны и  изделия  сложных форм, при этом ему не нужен фундамент, и что очень важно, он мало потребляет энергии: в 4-5  раз меньше, чем аналогичные станки.
Олег Анатольевич  хочет  расширять производство. Пока  арендует площади,  но неподалеку  уже заложил фундамент  будущего цеха.  Работать да работать…

Но не всегда получается, потому что еще одна  беда случилась в его жизни. Жену укусил энцефалитный клещ, четвертый год парализована... Так что теперь Олег  Анатольевич и за папу, и за маму, и за  сиделку.
– Дети сразу повзрослели. Дочке тогда три года было, сейчас семь лет, и она уже в доме  за хозяйку.  Сын учится в университете, на каникулах работает у меня.
Недавно Зотов  возил  жену в Китай. Тамошние доктора пока  на ноги ее не поставили, но прогресс виден, так что лечение предстоит долгое.  
Кто-кто, а он-то уж знает, что такое взаимопомощь, а потому в делах шелтозерцев — первый участник, на личном опыте убедился: чем больше отдаешь людям, тем больше получаешь.

Древо жизни
–Вы говорите по-вепсски?– спрашиваю участницу «Вепсского народного хора, директора местной школы-сада Наталью  Юрьевну Быкову.
 – Немного, я ведь русская. Вепсский язык стала  изучать в школе, а заодно записалась в детскую группу при Вепсском народном хоре.   Здесь была не только  певческая, но и хорошая языковая практика.  Сегодня  все дети по-прежнему с 1-го по 9-й классы изучают вепсский язык и многие выбирают его для итоговой  аттестации.  Для старшеклассников есть факультатив.  Более того, в этом году мы сформировали объединение   «языковое гнездо» –  группу дошколят  с углубленным изучением вепсского языка. С ними работают два  преподавателя с прекрасным знанием языка. Дети  постоянно слышат вепсскую речь.
– А разговаривают ли на нем  между собой?
– Но они еще маленькие, связных предложений в их речи нет. Хотя недавно увидели паучка и наперебой закричали: «Хяпей!»  


На территории компактного проживания вепсов дети должны знать их культуру, фольклор, историю, традиции.  И мы стараемся разбудить любопытство и, кажется, не безуспешно. Педагоги разрабатывают учебники, рабочие тетради, оказывают методическую помощь коллегам из   других школ. Мы видим, что  ребятам  интересны язык, фольклор, народное творчество. Вот на полочке куклы-обереги, сделанные на уроках труда девочками-подружками. Одна в вепсском национальном костюме, другая — в армянском. И это хорошо:  дети интересуются землей, где стоит их дом, занимаются исследовательской деятельностью,  а недавно наши ученицы Карина Сафонова и Женя Разумова выступили  в Петрозаводске на концерте Вепсского народного хора. Звонко и задорно  исполнили они детскую песенку «Киски». Жаль, что детский хор – спутник взрослого, просуществовавший  30 лет,  в 2010 году из-за прекращения финансирования был закрыт.  

А программа  хора  получилась уникальной. Людмила Львовна Мелентьева включила в нее  народные песни, записанные самой, а также  российскими и финскими языковедами и этнографами во время  этнографических экспедиций.
– Есть мнение, что  у вепсов нет своего эпоса, но собранные  песни, даже незатейливые детские, дают представление  о  мировосприятии вепсов, – говорит  Наталья Юрьевна.  – Вот мы   и постарались   донести его до слушателей.


Полтора часа шел концерт, все песни хор пел   а капелла, иногда в сопровождении  пастушьих рожков, свистулек, трещоток, колотушек и даже плоских камушкек, сучковатых  мутовок.   Увидели зрители и вепсские танцы с непривычной «линейной» хореографией и не могли оторваться от этого великолепия. Так что народное творчество живет и древо жизни  растет.

Действующая сила
Конечно, утверждать, что в Шелтозере все проблемы решены – грешить против истины.
– За последние  семь лет у нас  трижды пытались закрыть больницу, – говорит председатель совета ветеранов и инвалидов Алевтина Николаевна Кикинчук (на фото). –  Пока всем миром удалось отстоять, ведь это не только медицинская помощь населению, но и  рабочие места.  Мы приглашали к себе на совет ветеранов главного врача районной больницы, его заместителя, специалистов из районной мэрии. Нам рассказали об  улучшении медицинского обслуживания и планах, а мы вместе с нашим главой задавали вопросы. В общем, пока  закрыли только стационарные койки, сказали, что для них нет условий: оборудования вроде аппаратов УЗИ, и врачей, которые на них работают.

Теперь приходится  вести больного  в Ладву или Петрозаводск за 84 километра. Неудобно.  Хорошо, хоть остались скорая помощь   и лаборатория, приезжают врачи-специалисты, правда,  в такие дни собираются большие очереди.  За 4 млн рублей сделан ремонт больницы,  теперь здесь открылась палата длительного пребывания  с социальными койками. И  мы шефствуем над ее пациентами.

Совет ветеранов – действующая сила.  Все 411 ветеранов и пенсионеров Шелтозера  – в зоне его внимания. 12  членов «распределили» меж собой сельские улицы  и поздравляют живущих на них ветеранов с юбилеями, праздниками, навещают заболевших, поддерживают связь с социальными работниками, устраивают в палату, договариваются о визитах врачей-специалистов на дом к больным, конечно же, устраивают праздники. Ну а председатель   координирует эту работу.  Так было заведено  давно, еще прежним председателем Полиной Поликарповной Левкиной, и менять эту  систему никто не собирается, потому что в ней все на месте, как в хорошо отлаженном механизме.  


– Мы стараемся  быть полезными, решать проблемы села. – говорит   Алевтина Николаевна.  –   Вот на сегодня с  мусором – беда, все окрестные леса завалены, потому что  селу нужна свалка, а выделить  землю под нее может только администрация нашего Прионежского района, чего делать она не торопится. Подали на нее  в суд и выиграли дело, ждем исполнения  судебного решения.  А пока  в селе проходят субботники по уборке, и мы в них участвуем, если не сами, то наши близкие обязательно.  


Что до чистоты, то  вепсы знают в ней толк.  Раису  Петровну  Спиркову  встретила на улице: она старалась раскидать по земле остатки  нерастаявшего сугроба: некрасиво смотрится на ее чистом и ухоженном дворе. В свои 76 лет ловко орудовала лопатой. И не удивительно, всегда работала на совесть.    Была  пекарем – земляки хвалили местные хлеб и булку. Трудилась санитаркой у ветврача – научилась ставить уколы. В   детском саду была  нянечкой и помощницей   воспитателя, за детьми смотрела, как за родными.
Рядом с ее домом строится новый  каменный дом. – Это соседи,  армяне,   купили участок, теперь строятся,  – говорит она. – Хорошие люди, работящие…  

Храм над рекой
 В Шелтозере  уже несколько лет существует монастырское подворье. Разместилось оно в  доме, где еще до войны жил местный священник. На месте давно разрушенной часовни благотворители возвели   очень красивую Свято-Духовскую часовню.  Старинную каменную церковь, в советские годы превращенную в клуб, сегодня отреставрировать нереально, но местные  же армяне привезли на монастырское подворье камни, засыпали овраг, укрепили склон и на этой новой земле над Шелтозеркой теперь возвышается только что срубленный по всем канонам северной архитектуры  Спасо-Рождественский  храм.  

– Строили благотворители,  Господь помогает, –  объясняет  иеромонах Прокопий, благочинный Ионо-Яшезерского монастыря.   –  Идет совместная работа…


Включать в Яндекс.Новости: 

  • Да
Обсудить
53559