×

Сообщение об ошибке

06 ноября 2012, 17:34
10

«Это будет шоковая терапия...»

Уже завтра в Петрозаводске пройдет большая оперная премьера «Мадам Баттерфляй». О новой постановке газете «П» рассказал режиссер-постановщик Юрий Александров. (+ ВИДЕО кастинга мальчиков на роль сына Чио-Чио-сан!)

Сюжет оперы известен даже тем, кто никогда не был в театре. Американский лейтенант Пинкертон, прибыв в Японию, женится на юной гейше Чио-Чио-сан («бабочка»). Спустя время легкомысленный лейтенант уезжает, но обещает вернуться, оставив Баттерфляй, которая уже носит под сердцем его дитя. Далее события разворачиваются трагически.

— Это история о людях, история о горе человеческом, о высокой любви, — поясняет Юрий АЛЕКСАНДРОВ. — Я ставил ее около десяти раз — и за рубежом, и в России, и в Мариинском театре.

— Что же вас подтолкнуло поставить Пуччини в Петрозаводске?

— В Петрозаводске уникальный театральный зритель: искренний, человечный. Раньше меня пугали: «Да что вы, Юрий Исаакович! У нас опереточная публика». Ни черта подобного. Горожане достойны высших оперных образцов. Мы перед ними в долгу, а перед нами в долгу государство, которое должно поддерживать театр. Сегодня в Петрозаводске очень сильная, перспективная вокальная труппа, замечательное здание. Что мешает развиваться? А для этого нужны новые спектакли, нужно финансирование для того, чтобы артисты больше работали над новым репертуаром. Оперный театр — это лицо республики. Кто бы ни приезжал, он все равно должен побывать в Музыкальном театре — либо на опере, либо на балете. Потому что музыка — это мировой бренд, который не требует перевода.

— Юрий Исаакович, верно ли, что вы больше тяготеете к постановкам, в центре которых — женский образ?

— Во-первых, большинство опер так и построены. Ведь опера — это история любви, а любовь без женщины может быть, но это уже не наша тема. У меня была целая серия женских образов — Тоска, Баттерфляй, Кармен... Тоска — сильная, ревнивая женщина. Кармен — женщина-хищница... Женщина бездонна, ее можно исследовать многократно. И даже в «Отелло» женский образ нисколько не слабее, чем мужской. Просто в жизни мы стараемся эту тему как-то не замечать, не педалировать — ну есть женщины, и хорошо. А что за этим стоит…

— Какое место в вашей галерее занимает Чио-Чио-сан?

— «Мадам Баттерфляй» — это крайняя степень унижения женщины. Сначала у нее отнимают любовь, потом веру, потом у нее забирают ребенка, потом отнимают жизнь. Это высшая степень войны полов. Тут такой прессинг, из которого просто не вырваться. Хотя, по существу, эта девочка рождена для любви, для счастья, для брака.
 
— Нас ждет классическая постановка или готовиться к экспериментам?

— Это как раз тот случай, когда амбиции режиссера должны совпадать с замыслом композитора. Композитор хотел человеческую историю — сильную, бескомпромиссную, ее мы и будем делать. Мне очень хочется, чтобы публика увидела этот Восток, роскошные костюмы. Знаете, у нас будут очень красивые костюмы. Мы нашли в Петрозаводске мастеров, которые занимаются удивительными вышивками. И все кимоно будут музейного вида, они все будут вышиты цветами, птицами, сюжетами из восточного фольклора — потрясающей красоты изделия. И лишать этого публику, одевать героев в джинсы или бейсболки было бы неправильно. Человек идет в театр, чтобы увидеть то, чего он не видит в жизни. Ужасно идти мимо помойки, прийти в оперный театр и увидеть сцену, на которой изображена помойка.
 
— Балет также будет принимать участие в новом оперном спектакле, как и в «Кармен»?

— В руках хореографа Надежды Калининой будет в основном пластика, здесь важно сочетать европейскую пластику с восточной. Все должно быть грамотно, красиво и поэтично, потому что сам Восток напоен какой-то поэзией. У нас будут балерины — они же бабочки. Как слить пластику балерины с пластикой летающей бабочки? Это сложно, но интересно и балету, и режиссеру, и зрителю. Вообще, это многопрофильная история. Человеческая, она напоена фантастическими элементами: ночные бабочки, странные покрывала, поэзия Востока… И в то же время история очень будничная — с сутенерами, мерзавцами. Как это все сопрячь, сложить воедино? Нужна очень точная пропорция.


— Неужели и впрямь зрителю нужно запасаться на премьеру носовыми платками и успокоительным?

— Да, для человека, который понимает всю ценность семьи, это будет шоковая терапия. Хотя, знаете, сегодня мы уже ничему не удивляемся... Мне кажется, этот спектакль может немножко помочь людям очнуться от того, что они не всегда воспринимают чужую боль. Сколько у нас больных детей? Сколько детей в приютах? Многие к этому спокойно относятся. Может быть, после этого спектакля чуть меньше будет равнодушных людей.
 
— Юрий Исаакович, должен ли зритель вообще готовиться к оперному спектаклю и как?

— Раньше, до революции, люди ходили в оперу постоянно. Были свои ложи, кто-то приходил не к первому акту, а к любимому третьему. Кто-то уходил раньше, чтоб успеть на бал. Сейчас любое посещение оперного спектакля — это событие, и я хочу, чтобы оно надолго осталось в памяти зрителя. Настроиться надо на чудо. А будет ли оно позитивно или с оттенком драмы — это уже закон великого искусства. Но все равно, слезы дают нам надежду на какое-то самоочищение. Я люблю, когда люди смеются в зале, но очень люблю, когда плачут. Потому что слезы — это сильная эмоция, которую еще надо заслужить.


КАСТИНГ

«Обниматься наши дети умеют!»

Кстати, 27 октября, Музтеатр провел кастинг среди четырехлетних петрозаводчан на роль маленького сына Чио-Чио-сан. Попробовали себя на роль насто-ящего артиста более двух десятков светленьких мальчиков.

 
Петрозаводчанка Юлия Пошехонова привела на кастинг сына Святослава:

— Я сама училась в училище культуры и люблю выходить на сцену. Да и мальчик у нас тоже танцует, поет.

У юного Свята это не первый опыт выступления на сцене — он уже участвовал в конкурсе «Маленький мистер Петроза-водска». А вот у Елисея Весского такого опыта нет, зато его мама и папа — настоящие актеры негосударственного авторского театра «Ad Liberum».


Когда к участникам вышел режиссер-постановщик спектакля Юрий Александров, дети попритихли: как-то сурово взглянул он на них из-под густых бровей. Но уже через минуту страх прошел.

— А ну-ка, обнимите меня! — крикнул Юрий Исаакович. Вот уж началась потеха! Что-что, а обниматься наши дети умеют. Ну, а затем дети проследовали в класс к актерам, которые репетировали свои партии.  Здесь и прошел окончательный отбор кандидатов на роль.

Видео с кастинга на роль маленького артисты, сына Чио-Чио-сан в Музыкальном театре Карелии:

Обсудить
6831